Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Chieftain

Суспект «Паллада»

[ЦК КПСС і КГБ РФ. Исторические исследования и материалы / Под ред. И. А. Серякова. М., 2007. С. 253. По мнению А. С. Панарина, не будут забыты и далекие предки: на вооружении спецслужб имеется плазменный резак-нож «Язычник», которым вооружена секретная боевая группа «Либеральная Россия» // Орловский вестник. 2004. 11 мая.].

Государственные органы, занимающиеся общественными науками и общественно-политическими процессами, вряд ли отнесутся к подобным идеям положительно. Уже сейчас политологи утверждают, что исследования человеческой природы порой становятся направленными на ее разрушение.

Насилие является важнейшим источником легитимности, вне зависимости от того, кем используется его арсенал – гуманистической утопией ли, относящейся к сфере дхармакайи, или демонизмом политических экстремистов, представляющих интересы малоприятных идей, пронизывающих многие тексты современных парламентских партий (прямая цитата из статьи Юрия Андроповича Коноваленко, опубликованной в The Slashkine Times 4 июля 2002).

И наоборот, насильственное изменение или даже уничтожение практически любого устойчивого социума рассматривается носителями иррациональных идей как мера, ориентированная на успех их замшелых идеологий. Исследования человеческого сознания, особенно в прошлом, подтверждают, что адекватной реакцией на насилие может быть только спокойное и ясное осознание фактов, свидетельствующих о неподготовленности мракобесного процесса к собственной эволюции. Без этого развития человеческое сознание легко утрачивает восприимчивость, и попытки применить насилие в качестве стратегической альтернативы обречены на неудачу.

Chieftain

Элегия на решение Роспотр.бнадзора

Повесточка! Повесточка, что! В земстве рабочих и крестьян партии нашей господин министр Мтанга подробно расписал, как нарушать права трудящегося человека на жизнь. К примеру, коль скоро трудящийся человек изволит бракосочетаться с представительницей нетрудового сословия, то его привлекают к судебной ответственности, обвиняя в непристойном поведении в общественном месте и за полтинник. Так-то оно так, но это была не вина господина Мтанги. Как вы знаете, господин Мтанга воевал в джунглях вместе с нами. Когда он приехал на свадьбу, его чуть было не ухлопали. И вот через год они с моей мамочкой встречаются и вспоминают то время, и, честно признаться, их истории мне нравятся… Я понимаю, что тогда было не до того, чтобы копаться в этом вопросе. Но во всяком случае, у них даже сейчас в головах кое-что не то. Простите, господин Пельменников. (Который под этот аккомпанемент ухитряется гнуть свою линию: «Я не хочу, чтобы обо мне говорили, что я отказался от повесточки. Я уверен, что с точки зрения нравственной мне нечего стыдиться. Я люблю господина президента и даже горжусь знакомством с ним…») Господин Пельменников, я вас не совсем понимаю. Гордиться можно знакомством с боброедкой, а не со своим президентом. Вы меня просто пугаете. Что вы имеете в виду? Господин президент вас любит? За что? Вы думаете, я этого не знаю? Вы думаете, господин Мтанга вас уже не любит? Да нет же, с чего вы взяли. Он вам даже говорил. Скрепы, повесточка, БЛМ. Мало ли на свете вещей, о которых можно говорить. Господин президент любит то, чего вы сами не видите. Искренне вас уверяю.

Chieftain

Человек по Платону

По рукописи крестьянина Петра Семёновича. Приложение № 10. Оттиск, сделанный на полях сочинения Аякса. Перевод, сделанный А. О. Смирновой (через особ. лист) на полях отдельного дополнения (под номером 5) ко второй главе. Приложение № 11. Оттиск. (Цветная вклейка). Рисунок. Отпечатано с журнала «Александрийский Меркурий». Отдельный оттиск (стиль А-4), наклеенный на отдельный лист. Рисунок художника Б. П. Кавалеридзе. Рукопись. Одна из последних записей Аякса в её тетради. «... А теперь маленький вопрос: что такое размер памяти? Маленькая задача. Её решает электроскоп. При его помощи можно увидеть электрические цепи памяти, по которым движется электрический ток от мозга к мускулам. Итак, мы увидели, что Аякс имел мышечную память. А в чём она состоит? Одна лишь мышечная память? Я так не думаю. Это всего лишь память о чём-то более важном. Давайте посмотрим, что у Аякса есть ещё и какая-то ещё память. Сначала напомним, что в некотором смысле мы имеем дело с давно погибшей культурой. Сейчас я не буду вдаваться в подробности. Но вот что нужно помнить, так это то, что существуют места в прошлом, в которых сохранились материальные свидетельства о её существовании. Я говорю об этом в самом общем смысле, потому что это лишь одно из множества свидетельств, связанных с культурой. Есть свидетельства, позволяющие реконструировать её саму, и есть доказательства её существования, которые позволяют понять прошлое в его целостности. Давайте попробуем провести аналогию. Можно ли сказать, что современная автомобильная технология — это то, что мы иногда видим на асфальте? Да, автомобильная технология — это часть той культуры, которую мы помним. Но мы называем автостоянки улицами. Что есть на асфальте? Вы ведь никогда не думали, что тротуар — это на самом деле асфальт?

— Нет, — ответил Толстой, — вы так не говорите. Но ведь и асфальт на самом деле — это просто пешеходная дорожка?
— Верно. Дон Хренаро Аламантас говорил, что пешеходная дорожка есть повсюду, но она не везде. Это значит, что асфальтовый тротуар существовал и до того, как асфальт появился. А потом он исчез. А асфальт появился.
— Или асфальтовый тротуар появился. Вы хотите сказать, что тротуар — это просто асфальт? Но ведь асфальт не может двигаться, если на нём нет асфальтовых плиток, — возразил Толстой. — А где же тогда асфальт?
— Допустим, асфальт, как и дорога, появился на асфальте. Но дороги, тротуары и так далее не появились сами по себе. Они были придуманы людьми и введены ими в культуру. То же самое можно сказать и о тротуарах. Но тротуары появились не так, как дороги или автомобили. Это своего рода джунгли. И в их джунглях очень много всяких насекомых. Если бы в городах не было асфальта, то улицы, разумеется, пропали бы. Только в джунглях никто не знает, что тротуары на самом деле не сами по себе, а выдуманы людьми. Вот, например, в одной очень старой рукописи сказано, что на тротуарах, может быть, когда-то стояли люди. Мы же не знаем точно, были они на самом деле или нет, потому что они умерли. Наверно, они шли по тротуару, а какой-то бегемот или тигр их переехал. Или корова. Это не имеет никакого значения. Нам известно только то, что в джунглях могут быть тротуары.
— Но тогда получается, что в какой-то древней рукописи сказано, что асфальт сам по себе ничего не значит. Совершенно ничего. Он только пересекает дорогу, по которой мы ходим. Это очень древняя рукопись, там все сказано очень ясно. По-русски написано. Все очень просто и ясно написано. А для нас, если мы хотим понять смысл, приходится переводить. Или ждать, когда придет ветер. Как в песне поется. Я помню, мне было десять лет. Дональда Дака показывали по телевизору. Мы с папой приехали в Нью-Йорк на мамино рождение, а там Дональда Дака показали. Мы с папой приехали, а меня не пустили. Я не стал сильно огорчаться, потому что я знал, что это просто демонстрируют по телевизору. Дон Хренаро Аламантас Кастильяс. Я уже давно не вижу смысла в этих фокусах.
— Вряд ли эта русская редакция правильно перевела, — сказала Рут. — Почему вы считаете, что смысл не в том, что мост переходит дорогу, а в том, что дорога переходит мост? Мост переходит улицу. А смысл перехода улицы не обязательно виден с первого взгляда. К этому можно привыкнуть.
— В Москве уже столько раз столько народу переходило улицы. И все равно все говорят: какое великолепие! Я не понимаю, что вы имеете в виду. Поэтому я и живу в такой бедности. Видите, какой у меня синяк под глазом? Я эту кошку случайно чуть не переехал. К счастью, она куда-то убежала. А дальше я пошел домой и опять стал ждать ветер. Вот и всё».

Москоскреп, канун Нового года. В мире не идет ни в какое сравнение с Москвой ни одна русская литературная столица. Чего только стоит знаменитый московский скандал, когда Виктор Цой положил в мешок сушеную воблу, а потом разрезал ее на четыре части и каждому дал по кусочку.


Петька оторопело смотрел в белый лист, исписанный аккуратным почерком. Даже он понимал, что Сюсанна говорит несусветную чушь. Но сегодня он был не в силах что-либо возразить, ибо был даже не пьян, а трезв. А Сюсанна, видя, что он молчит, продолжала:

— Так что вы скажите: какова цель у жизни? Будущее? Или эта жизнь? Или тот мир, куда мы все все время уходим? Где все начинается и кончается? Я, наверное, просто не понимаю, о чем вы говорите. Я не очень вас понимаю. Хорошо, хорошо. Давайте говорить прямо. Или по-немецки, как вы привыкли. Мы с вами люди одного круга. Вернее, совсем даже не одного.
Chieftain

(no subject)

Все хотят быть счастливы, никто не хочет страдать. Все в равной степени пустотны, если говорить о том, как они существуют. У них нет обязательной принадлежности ни к какому органу государственной власти. В таком случае их можно отнести к числу независимых информационных предприятий. В каждом из них действует нормативно-правовая база, позволяющая заключить договор и выпустить газету или журнал. Поименованные газеты и журналы выпускаются под редакцией российских и зарубежных юристов (компании, занимающиеся выпуском местных газет и журналов, получают квоту на ее разработку), причем, никакой классификационной системы среди них нет. Кроме того, существуют информационные сервисы, предоставляющие "Яндексу" в качестве рекламы "Космополитен". Еще два независимых интеллектуальных продукта, выпускаемых "Якутией", – это русский перевод "Шведского журнала о такси" («Омон Ра», - в смысле "образ жизни").

Сайт "Байкал.Психология", содержащий материалы по системному функционированию человеческого тела, с 2001 года выходит на английском языке. В "Психологии" публиковались статьи пациентов "Холмса". По количеству подписчиков сайт уступает только "Санди таймс". На сайте "Гангала.Ладоги" ежедневно бывают несколько тысяч человек – это помимо тех, кто читает новости с мобильных телефонов. При регулярной подписке на сайт "Сапсан.Реалии" он позволяет за месяц охватить тематику около 500 регионов. "Сапсан.Реалии" выходит в режиме "Библиотека блоггера". Иноагенты, разумеется, пополняют, в среднем, две трети объема данных. Применение более дешевого медиаплеера "Крей" с графическим приводом позволяет, с одной стороны, заметно удешевить клиппировку данных, а с другой – понизить качество изображений. Клиппирование данных в социальных сетях без единого графического привода пока неэффективно. Иноагенты все чаще используют свои мобильные телефоны – практически все пользуются в повседневной жизни handsome-word, почтовым менеджером и Интернет-чатиками. Такое употребление мобильных устройств традиционно для handsome-word. Способы клиппирования и клиппировки данных будут совершенствоваться в соответствии с требованиями трудового права и гражданским законодательством, которое сейчас уже можно считать достаточно целостным и сбалансированным. Регулироваться такое использование будет уже на стадии лицензии.

Находясь на форуме «Валдай» с редакционной группой журнала «Коммерсант-domain», я попробовала уточнить, какие бы требования - например, к гибкости и мобильности контента – могли быть предъявлены к журналистам в условиях применения цифрового медиаплеера-иноагента. Наши собеседники, по-моему, не очень поняли, что я имею в виду, – но обещали разобраться. Кроме того, должна сказать, что несколько человек из сегодняшней аудитории уже начали использовать цифровой монитор вместо фотографии. Они называют себя Afterexploitation, хотя можно с уверенностью говорить, что их название не передает всей сложности технологии иноагентства. Так же, как не передает ее, например, звание Героя России или титул почетного телеведущего. Я надеюсь, что работы Afterexploitation у нас будут в перспективе не менее эффектными и действительно решат многие проблемы недоиноагентов. А пока на сайте worldverterexploitation можно видеть работы таких классных искусствоведов, как Александр Малинченков, Петр Бромберг, Станислав Рувимский и др.

Все они, как я уже говорила, используют экран movie flexible вместо фотографии. А работа одного из молодых искусствоведов – lente-dot – была передана специально для этого сайта, где люди получают мгновенную обратную связь не только в виде коллажей, но и в форме фильмов и клипов. Вы можете смотреть его работу как бы изнутри этой съемки – без внешних эффектов и всяких отвлекающих факторов, а потом на наших компьютерах они станут фоном к вашим словам и мыслям. Мысли иноагента полны размышлений о созданном им полотне и его роли в человеческой жизни. Донести их до зрителя ему поможет искусство: аудио-и видеоинсталляции, создаваемые специально для этой цели Krakaz, Virgin. Сегодня в мире есть еще несколько таких кассет. Дон Хреньо скажет вам, как можно заменить любой клип, сделанный аппаратом Krakaz, на клип Virgin.
Chieftain

Новости науки

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков не исключил, что закон об иноагентах может быть скорректирован, если правоприменительная практика покажет такую необходимость. В беседе с журналистами в четверг он отметил, что после принятия закона иногда в ходе его правоприменения проявляются моменты, требующие корректировки. — 26.8.2021

И… по просьбам трудящихся, получите и распишитесь, вы этого хотели, вот вам:

Песков прокомментировал идею освободить госСМИ от риска стать иноагентами

Москва. 21 октября. INTERFAX.RU - В Кремле считают, что для расширения списка государственных СМИ, которые не могут быть признаны СМИ-иноагентами, потребуется изменение закона о СМИ, сказал на брифинге пресс-секретарь президента Дмитрий Песков и предложил дождаться разъяснений от Минцифры.

"Насколько я понимаю, речь идет о некой инициативе, пока она в стадии обсуждения", - отметил он. — 26.10.2021.

Chieftain

Обратный хлопковый дискурс

Hу, хватит. К примеру, почему ее тётя пишет, что жизнь у советских людей была невыносимой. И знаешь почему? Потому что нынешние русские задолбали всем докучают и вообще ведут себя отвратительно. В отличии от старых советских времен, когда были только «добрые» (классовые, если кому интересно). Все их ценности были в прошлом, а сейчас другие. И эти люди будут продолжать стараться убить друг друга за остатки пенсий, которые уже давно съели. Если бы русская мафия работала на старые русские ценности, этот город был бы сейчас пуст. Или наоборот, не был бы пуст в советское время – потому что тогда, в старые советские времена, во всем была видна рука комсомола, а сейчас явно проглядывает рука спецслужб, которые уже давно вышли из моды… Вот такая вот пантокринация. У здешних архаровцев есть даже представление о марксизме – по его версии, в основе всех социально-политических процессов лежат не классовые противоречия, а зловещая рука мирового империализма, у которой тоже классов нет и быть не может. Ну, хоть ты с этим тоже согласен, а, генерал? Петька еще молча сопел. Тогда дед Костя продолжил. – Дело не в нас, Петька, а в них. Если бы они с нами так плохо обращались, то мы бы поняли, что им тоже плохо. Тут можно только посочувствовать. Тут, брат, очень много нюансов. Я знаю, о чем говорю – в молодости работал в системе. Слушай сюда, как врага народа расстреливать будешь. Поручик, покажите полковнику Антонову кобуру. Вот эту. Как она называется? Ах, да, мистер Сорос. Как она к тебе попала, полковник? Тащи сюда чемодан. Здесь, полковник. Полковник, давайте сюда дневник. Полковник, отдайте тетрадь, – орденоносец взял дневник, открыл его на нужной странице и начал читать. — Дон Хренаро … Слушай, дед Костя, я этот дневник наизусть знаю. Дон Хуан, дон Жуан, дон Хренан... Тьфу! И дон Хренана им не достать. Хоть бы у них самого дона Хренана в совке репрессировали. И, главное, день сегодня какой-то дурацкий. Наверное, опять Сталин своих попугаев покормил. Полковник, сейчас мы за попугаев выпьем. Нет, сначала еще раз за вашу фамилию. Вот только фамилию будем все время исправлять. В смысле, ее надо иногда менять. Так и пойдет. А потом за ваше ударничество… Стоп. При чем тут ударничество? Это вам спасибо, полковник. Нет, мы сейчас с вами за вас выпьем. О! Это мне нравится. Только до дна! Сначала за ваше ударничество, потом за ударничество вашего командира, потом – вас самого. И наконец за ваше ударничество. Так. Вот так. Теперь – за ваше ударничество. За ваше ударничество, полковник! Чокаться будем или как? Стоп. О! Что это вы делаете? Как это вы ножку подвернули? Господин начальник серверной башни! Честное слово, не буду пить. Только и слышу – стук в дверь, стук в дверь, стук в дверь. Ну и как вам компьютер? Так. А где эти боги? Да вот они, вон... Это не боги. Это они вас сюда пригласили. Вы сами их позвали. Вы их вчера вызывали. Помните? Мы еще по третьему разу об заклад бились – что они не появятся... А вот и появились. Спасибо. Можно я включу экран? Что? Вы нас теперь всех и так можете видеть? По-моему, вам не следует. Но как же? Все сами видели. Кроме вас, на экране только я и все те, кто вчера сюда приходил. Ага. Ну ладно. Тогда еще раз за ваше ударничество, полковник! Просьба соблюдать осторожность. Еще раз про жестяную коробку. Пожалуйста. Спасибо. Теперь – за ваше ударничество! За ваше ударничество! За ваше ударничество! Чтоб вам пусто было! Ну а потом... Спасибо. Благодарю.


Скреполуговиносталиностальск, канун новогандинского пробуждения , 1. Пещера Дакшинавалянча, - которая в скандинавских преданиях считалась в верхнем слое космической субстанцией; слилась с областью , где, согласно мабиногиологии, располагаются микрокосмосы душ.


Петька оторопело открыл глаза. Вместо дна пустой коробки, где когда-то стояли вещи, его окружал грязный тусклый потолок. Немногочисленные предметы, мимо которых он прошел в туалете, были совершенно незнакомы – один из них оказался масляной лампой в виде черепа с горящими рубиновыми глазами. Василий Иванович приподнял одну бровь, фыркнул и двинулся дальше. По его лицу было видно, что он искренне считает свою бывшую команду босяками, умевшими только рисовать картинки в старой газете «Искра»; но от одной только мысли, что она опять стала «протонкой», Петьку чуть не вывернуло наизнанку. За поворотом впереди показался просвет, и вскоре впереди стало видно не только светлое пятно, но и деревянный перрон. Петька и Василий Иванович поднялись по ступенькам и остановились у входа в подземный переход. Отсюда веяло таким же химическим смогом, как и из комнаты, - чем дальше в переход, тем сильнее чувствовался горький запах выблева. От него хотелось бежать без оглядки.
Chieftain

...стали потихоньку забывать имена героев

Любопытно, что это не уникальное достижение немецкой науки, но типичный пример практической доктрины. Поражает сама конструкция классического «vaccination magazine»: одного немецкого журнала вполне достаточно, чтобы набрать десять тысяч человек, так что рынок не перегружен. Видимо, это первое упоминание товара, который очень хорошо продается, когда речь идет о европейцах. Примерно то же самое, конечно, можно сказать и про литературу. Эзоп никогда не использует стандартного заглавия - оно содержит не то, что надо, а то, что приятно читателю. Его «Притчи», пожалуй, не менее живы и интересны, чем «Война и мир» Толстого. Например, письмо Ювенала к Ювеналию дает уникальную возможность для исследования: автор просит доктора не отправлять Ювенала в военный госпиталь в Галлии. Это ли не парадоксально - военврачу предписано кормить свинью за столом с солдатами. Обратим внимание и на то, как доктор Алхимик препарирует это слово: «ductus migrator non migror» - «только мутант не мутант». Аналогичное слово встречается и в трактате «Дао Дэ Цзин», которое я уже приводил. Здесь содержатся, так сказать, общие инварианты. Но и личные, исторические, смыслы многозначны. Второй по продолжительности биографический очерк из восьми частей - «Казнь Кощея», созданный через сто лет после Кащенко - представляет собой ценнейший и весьма серьезный интеллектуальный материал: анализ истории, отмеченной гениальной метафорой. Концепция образа мудрого злодея уже давно привлекает внимание не только филологов и философов, но и кинематографистов. «Мрачная, зловещая и головокружительная история Кащея» стала одним из главных достижений отечественного кинематографа на эту тему. В 1971 году состоялась премьера фильма по роману Г. Ромма «Смерть Кощея», которая сопровождалась многочисленными лекциями и статьями, в которых Кощей хотя и представлен главным образом коварным злодеем, но это коварство и в подметки не годится хитрости Ивана Бездомного (В. Шукшин). До сих пор одна из популярных песен «Мерси! Бо-ку! Ку-ку!» - это отсылка к сценарию фильма. В нем Кощей - мрачный сумасшедший чародей, который убивает людей, чтобы получить украденное с могилы царевича Митридата. Любопытно, что в разговоре со Сталиным Кощей называет вещи своими именами и характеризует свои злодеяния в самом пристойном стиле. Он видит зло в том, что сделал и продолжает делать, и объявляет коммунизм тупиком истории, а себя - ее надеждой на светлое будущее. В фильме роль Кощея играет Олег Янковский. Он играет мужественного сумасшедшего, готового пойти на все, чтобы освободить от тирании «темного человека». Янковский дает в фильме очень эмоциональную и в то же время емкую характеристику Кащею: он - типический представитель русского сознания, гармоничное сочетание рационального и иррационального. В диалоге с Иванушкой-Дураком Кощей заявляет, что с помощью своей волшебной силы сможет уничтожить Россию, разрушит существующий миропроядок и возродит демократию. Он подробно объясняет свое мировоззрение: «Я оперирую понятиями. Мы придумали свои идеи. Технологии существуют, чтобы их совершенствовать. Мы - как муравьи. Я знаю, как нас передвигать. У вас нет мозгов, чтобы понять это. Вы даже не знаете, как устроен муравейник. У вас есть только схемы и фотографии. А мы уже это поняли. Вот и все. У вас нет ничего». Кроме этой цитаты, в фильме нет других ярких характерных черт образа Кащея, кроме его идеологемы «человек-муравей» - настолько сильной, что и само мышление Змея (некоторые подозревают, что Янковский был при жизни знаком с самим Зигмундом Фрейдом) выглядит глупо и даже неэстетично в сравнении с ней. Как известно, основоположники психоанализа отрицали не только материалистический подход к проблеме познания - даже марксизм, который Янковский рассматривал не как идеологию, а как методику анализа бессознательных процессов. Вспомним классический афоризм Гиппократа: «Nevermore». Очевидно, что и Янковский имел право понимать «Nevermore» в том смысле, что «никогда» ничего не может произойти «в действительности», а есть только констатация этого факта, его допустимая видимость, как бы перископ, просматривающий дона Хуана. Через много лет после выхода на экраны киноэпопеи о Кощее Бессмертном Солженицын в одном из интервью, говоря о Достоевском, неожиданно назвал его «отцом в берете». А ведь другой великий мастер того же самого стиля так же узко формулировал, кажется, единственную цель своего творчества: «написать хороший роман о Стеньке Разине, да и в Швейцарию уехать». «Такая судьба ждет Россию», - с ужасом осознал Янковский. Какая судьба - сейчас даже трудно представить.

Столиногорск, канун 13 декабря 2001 года. Новые блюда. Из свежайшей окрошки, приготовленной по совету Янковского, делают потрясающие аперитивы, которые пьют небольшими глоточками, медленно смакуя напиток. По-настоящему расслабленные чувствуют удовлетворение от своей работы и - гордятся ей. Стоящая рядом группа ударников отмечает свой праздник.


Петька оторопело смотрит на почти нетронутую порцию салата «Цезарь», лежащую перед ним на тарелке, и робко смотрит на Анну. Василий Иванович начинает собирать со стола тарелки, поминутно посматривая на часы и глубоко вздыхая. За ним начинают собираться и остальные, где-то шуршит фольга, выдираемая из упаковок, и вот уже все со звоном падают на пол, рассаживаются на столы, облегченно вздыхают, приступают к еде и с аппетитом едят. Петр робко поднимается со своего места и присоединяется к общему пиршеству. Василий Иванович подходит к Будулаю и передает ему два листа чистой бумаги. Все едят, пьют и слушают музыку. Василий Иванович толкает Петра в бок и тихо шепчет ему на ухо:

— Что, нравится? Это композитор Минков. В общем, слушай, — и Василий Иванович что-то быстро пишет на листке бумаги. Петька оторопело смотрит на него, потом на музыканта. Тот кивает головой и начинает играть на скрипке новую мелодию. Бурные, продолжительные аплодисменты. Все встают.
Chieftain

Письмо к Онегину

«...Но скорее всего, её бы отмазали, потому что она хорошо служила царю во время выборов, имитировала конкуренцию... Для охранителей эта женщина просто непознанный феномен. Их не просто занимает проблема русского характера — они считают его другим видом хомо сапиенса. Мы выходим за рамки существующих категорий, и нам пора возвращаться в культуру. Мы шагаем вперёд. Поэтому, Татьяна, очень прошу вас написать книгу. Это мой последний шанс. Пишите, дерзайте! Вы найдёте, на кого можно опереться и уйти из жизни». Татьяна отложила листки и перевела взгляд на окно. Там, за стеклом, лениво шевелились вётлы, ветер колыхал макушки молодых рябин, а за рябинами вдалеке простирались топи — однообразные и безнадёжные болота, бесконечные и непроходимые.

— Хотела бы я знать, как живёт народ, который не считает Россию своей страной, — сказала она. — И как этому народу жить вообще. Не будет ли поздно? — Не будет, Таня, — сказал Ян. — Моя фамилия, Белецкий, почему-то считается польской, но здесь это не имеет значения. Вот ваш паспорт. Ещё раз прошу извинить за беспорядок — вы не могли бы пройти в уборную? — Конечно, — ответила Таня, встала и направилась к двери. В её обязанности как хозяйки входило убирать за постояльцами. Дверь в уборную была не заперта, и в большой латунной раковине за углом стояли две пустые бутылки из-под водки. Тане стало жутко. Кто и зачем спустил воду? В уборной лежали два полотенца. Их не смели касаться даже уборщицы. А тут одним полотенцем ударили три бутылки. Таня торопливо открыла дверь. Ян стоял в кабинке с хлещущей из кранов водой. Из кабинки текла жёлтая мутная вода, обливая на ходу одежду. Ян медленно поднял голову. В его глазах читалось дикое желание схватиться за торчащий из головы провод. Но он с трудом удержался на ногах и опять уставился на качающийся над раковиной красный кружок. Таня, ничего не понимая, стояла в дверях. И тут Ян бросился на пол, обхватив голову руками. Из-под его ладоней на пол потекла настоящая кровь. Таня отшатнулась и закричала. Дон Хозе был в кабинке. Он стоял под струями воды и дышал с каким-то сильным присвистом. Дон Хре­ньо, увидев Таню, подпрыгнул, выхватил у Яна из головы провод и, не раздумывая, ударил его по голове лбом. Раздался резкий, звонкий и громкий хруст. Он был настолько неожиданным, что Таня вздрогнула. Она ещё никогда не видела, чтобы у взрослого человека так ломался нос. Только сейчас Таня заметила, что лицо Яна в крови и кра­меет. Вид у него был совершенно безумный. Таня поняла, что осталась одна в этом доме, и бросилась бежать вниз по лестнице. Но дон Хозе догнал её и сильно толкнул в спину. Дон Хренаро ударил её снова, и она споткнулась. Несколько быстрых шагов — и она упала на пол. Дон Хре­ньо сильно ударил её в живот. Дон Хуан сказал: «Se non sempre bella», и в следующий момент Таня почувствовала, что её больше не связывают. Доны сидели вокруг неё и хихикали. Дон Хуан, дон Хенаро и дон Хреньо хохотали, сверкая белками. Они сбросили с себя маски, и Таня смогла их разглядеть. Это были доны среднего возраста с ястребиными чертами лица. Обычные индейцы-яки, не похожие на тех, что приезжали на пикник, а скорее на африканских цыган — I fucking hate pikeys — и сейчас ей стали видны их бледные лица, обтянутые тёмной растянутой кожей. «Вот почему они выглядели так странно, — подумала Таня, — они были ненастоящими. Они не были до­нами, а масками, которыми каждый из них накрылся от незнанья... Ужас... Как только они узнают, что я не я, они убьют меня на месте... Что же мне делать?» Но ничего путного в голову не приходило, потому что доны не обращали на неё внимания и играли в преферанс, поминутно сплёвывая через плечо и цокая пальцами о паркет. Наконец Дон Хре­ньо встал и подошёл к ней. «Karma donna! Tu certo tu giami a chi mangi — Ma fuoro cu parla tutti . Con uomo niente un camino».[ 14 - Карма сеньора! Ты гордишься собой. Почему бы тебе не выпить чаю? (ит.).] — Он взял её за руку и повёл в дальний конец зала, к сту­лу, рядом с которым сидел какой-то молодой человек в белом халате с золотыми драконами. Таня села рядом с ним. Это был Петька.

Скреподаростальск, канун 1 мая, 1954 г. Невский Проспект, г. Ленинград, д. 4, кв. 22. (Авторский экз. № 5, стр. 4). Подп.: Д. Скор­бный. «Куранты», том 2, 1939 г.

Петька оторопело глядел на Таню, но постепенно его брови поползли вверх, а глаза открылись так широко, что между ними появился узкий щёл­ок. «А что это у вас за синий зуб посередине?» — спросил он, кивая на Танин рот. Таня засмеялась. Петька даже не улыбнулся. Отодвинувшись от неё, он стал прихлёбывать чай из блюдечка и изредка под­нимать глаза на своего нового приятеля — сначала на Тань­кино лицо, а потом — на свою татуировку: это был изображённый на левом плече всадник в красном сюртуке и с золотым мечом в руке. Только теперь Петька заметил, что он не один. Василий Иванович и молодой человек в белом халате мирно спус­кались к столу. Петька поглядел на часы и сказал: «Ну вот, и чай поспел». Василий Иванович уже завинчивал пробку на бутылочке. Таня рассказала, что попала сюда сразу после Алешиной лекции. Анна Алексеевна тоже была здесь. Сидела и слушала. Перед этим Василий Иванович завёл с ней какой-то длинный разговор, похожий на лекцию, а потом заперся с ней в кабинете и долго не выходил.
Chieftain

(no subject)

«Что касается иноагентов, то я много раз уже говорил, могу повторить еще раз: не мы придумали этот закон, этот закон был принят в Соединенных Штатах в 30-х годах и используется до сих пор». Это ещё раз показывает, что смысл текста статьи «Ответ американскому послу» — не создание общественной угрозы (Р. Медведеву в августе 2003-го не была устроена такая угроза, поэтому он впоследствии назвал этот процесс, условно говоря, государственным переворотом), а создание угрозы политическим ресурсам государства. Иноагенты могут стать угрозой, только когда они эту угрозу создают. Поэтому «можно иметь свое мнение о происходящих в России процессах и о том, что в стране происходит, но не следует самовольно выдавать его за мнение президента Российской Федерации. В противном случае мы рискуем стать врагами государства, а в этом случае с нами будет еще хуже, чем с представителями власти». (Как интересно сформулировал А. Гусятинский, «морально мы с ней не коллеги».) И поскольку речь идёт о власти, а власть юридически принадлежит «многочисленным аффилированным лицам» (то есть абсолютно легальным «финансово-биржевым компаниям»), постольку призывы Р. Медведева «не выдавать мнение президента» просто следует понимать как использование некого особого государственного оружия. Как, например, штыковой бой. Сущность которого в том, чтобы создать вектор силы и вывести из – под удара всю современную финансовую олигархию. Вообще говоря, исходящая от Путина критика должна пониматься не только и не столько с точки зрения целесообразности дальнейшего правотворчества, сколько с точки зрения истинной природы внешней политики России. У Путина – не просто внешняя политика, у него – сверхпутинская внешнеполитическая доктрина, достигнутая в результате тайных ритуалов формирования государственной идеологии. Достаточно посмотреть, что творится в области законотворчества и в других областях экономической и духовной жизни, чтобы убедиться, что Путин пользуется совершенно секретными приёмами законотворчества – при этом госчиновники и СМИ дают только ту информацию, которая необходима для реализации его замысла, всячески маскируя её, что и позволяет ему без труда проводить политику, направленную на подавление всех возможных оппозиционных движений. Что же касается российской культуры, то во время кампании по противодействию «Голубому проекту» меня поразило, что в культурном пространстве страны нет не только никаких упоминаний о творчестве классиков российской литературы, но и об известных лицах. Известных фигурантах, скажем так. Мне тогда показалось, что это какая-то надуманная «дыра», созданная специально для сокрытия фактов. Но, как оказалось, я был не прав. Никаких интересных записей по этому поводу найти не удалось. Очевидно, что Неизвестные Отцы знали, что записать их произведения никому не удастся. По крайней мере, при жизни.

Сталиногорск, канун Смутного времени, 1974 год. Стихи Валентина Катаева, «Белые ночи» Владимира Маяковского и «Строфы века» Василия Розанова.

«Воскресенье, а не неделя. И при солнце тоска...
Но почему ж?» Мелодия настраивает на философский лад.


Петька оторопело взглянул на часы и только теперь вспомнил, что опаздывает на встречу. Постояв несколько секунд, он вышел в коридор. Там курили филолог Тарасов и историк Бурков. Тарасов вопросительно смотрел на дверь кабинета главного бухгалтера. На его лице было выражение ленивого и одновременно снисходительного понимания и презрения. Бурков же рассматривал рекламный календарь, прикрепленный к стене: щерившийся черепом скелет курицы, нарезанный крупными кусками сыр, бутылки шампанского, в которых отражалось сияние осеннего солнца, и женщина с огромными солнечными глазами, попивающая шампанское из высокого фужера. В отличие от Тарасова, он не старался показать, что ему безразлична судьба шефа, а наоборот — всем своим видом выражал профессиональную преданность и законопослушность. Василий Иванович , занимавший должность директора по идеологии, не терпел «чужой инициативы», предпочитая терпеть лишь ту, что была выгодна ему, и даже сегодня, когда Петька вошел в кабинет, он неподвижно стоял у окна и глядел на поднимающиеся в синее небо дымы электростанции. Морозным и тихим казался его кабинет, и даже серый костюм, туго обтягивающий его плечи, был как бы подголоском телевизионной картинки. Петька вошел, скинул с плеча камеру и сел за свой стол.
Chieftain

Иноагентом будет каждый

«Что касается иноагентов, то я много раз уже говорил, могу повторить еще раз: не мы придумали этот закон, этот закон был принят в Соединенных Штатах в 30-х годах и используется до сих пор» — тут он прямо и признаётся, что этот закон не ими придуман, а в Соединённых Штатах принят, то есть признаётся в проведении политической воли Соединённых Штатов, то есть признаётся в собственном иноагентстве.