Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Chieftain

Письмо к Онегину

«...Но скорее всего, её бы отмазали, потому что она хорошо служила царю во время выборов, имитировала конкуренцию... Для охранителей эта женщина просто непознанный феномен. Их не просто занимает проблема русского характера — они считают его другим видом хомо сапиенса. Мы выходим за рамки существующих категорий, и нам пора возвращаться в культуру. Мы шагаем вперёд. Поэтому, Татьяна, очень прошу вас написать книгу. Это мой последний шанс. Пишите, дерзайте! Вы найдёте, на кого можно опереться и уйти из жизни». Татьяна отложила листки и перевела взгляд на окно. Там, за стеклом, лениво шевелились вётлы, ветер колыхал макушки молодых рябин, а за рябинами вдалеке простирались топи — однообразные и безнадёжные болота, бесконечные и непроходимые.

— Хотела бы я знать, как живёт народ, который не считает Россию своей страной, — сказала она. — И как этому народу жить вообще. Не будет ли поздно? — Не будет, Таня, — сказал Ян. — Моя фамилия, Белецкий, почему-то считается польской, но здесь это не имеет значения. Вот ваш паспорт. Ещё раз прошу извинить за беспорядок — вы не могли бы пройти в уборную? — Конечно, — ответила Таня, встала и направилась к двери. В её обязанности как хозяйки входило убирать за постояльцами. Дверь в уборную была не заперта, и в большой латунной раковине за углом стояли две пустые бутылки из-под водки. Тане стало жутко. Кто и зачем спустил воду? В уборной лежали два полотенца. Их не смели касаться даже уборщицы. А тут одним полотенцем ударили три бутылки. Таня торопливо открыла дверь. Ян стоял в кабинке с хлещущей из кранов водой. Из кабинки текла жёлтая мутная вода, обливая на ходу одежду. Ян медленно поднял голову. В его глазах читалось дикое желание схватиться за торчащий из головы провод. Но он с трудом удержался на ногах и опять уставился на качающийся над раковиной красный кружок. Таня, ничего не понимая, стояла в дверях. И тут Ян бросился на пол, обхватив голову руками. Из-под его ладоней на пол потекла настоящая кровь. Таня отшатнулась и закричала. Дон Хозе был в кабинке. Он стоял под струями воды и дышал с каким-то сильным присвистом. Дон Хре­ньо, увидев Таню, подпрыгнул, выхватил у Яна из головы провод и, не раздумывая, ударил его по голове лбом. Раздался резкий, звонкий и громкий хруст. Он был настолько неожиданным, что Таня вздрогнула. Она ещё никогда не видела, чтобы у взрослого человека так ломался нос. Только сейчас Таня заметила, что лицо Яна в крови и кра­меет. Вид у него был совершенно безумный. Таня поняла, что осталась одна в этом доме, и бросилась бежать вниз по лестнице. Но дон Хозе догнал её и сильно толкнул в спину. Дон Хренаро ударил её снова, и она споткнулась. Несколько быстрых шагов — и она упала на пол. Дон Хре­ньо сильно ударил её в живот. Дон Хуан сказал: «Se non sempre bella», и в следующий момент Таня почувствовала, что её больше не связывают. Доны сидели вокруг неё и хихикали. Дон Хуан, дон Хенаро и дон Хреньо хохотали, сверкая белками. Они сбросили с себя маски, и Таня смогла их разглядеть. Это были доны среднего возраста с ястребиными чертами лица. Обычные индейцы-яки, не похожие на тех, что приезжали на пикник, а скорее на африканских цыган — I fucking hate pikeys — и сейчас ей стали видны их бледные лица, обтянутые тёмной растянутой кожей. «Вот почему они выглядели так странно, — подумала Таня, — они были ненастоящими. Они не были до­нами, а масками, которыми каждый из них накрылся от незнанья... Ужас... Как только они узнают, что я не я, они убьют меня на месте... Что же мне делать?» Но ничего путного в голову не приходило, потому что доны не обращали на неё внимания и играли в преферанс, поминутно сплёвывая через плечо и цокая пальцами о паркет. Наконец Дон Хре­ньо встал и подошёл к ней. «Karma donna! Tu certo tu giami a chi mangi — Ma fuoro cu parla tutti . Con uomo niente un camino».[ 14 - Карма сеньора! Ты гордишься собой. Почему бы тебе не выпить чаю? (ит.).] — Он взял её за руку и повёл в дальний конец зала, к сту­лу, рядом с которым сидел какой-то молодой человек в белом халате с золотыми драконами. Таня села рядом с ним. Это был Петька.

Скреподаростальск, канун 1 мая, 1954 г. Невский Проспект, г. Ленинград, д. 4, кв. 22. (Авторский экз. № 5, стр. 4). Подп.: Д. Скор­бный. «Куранты», том 2, 1939 г.

Петька оторопело глядел на Таню, но постепенно его брови поползли вверх, а глаза открылись так широко, что между ними появился узкий щёл­ок. «А что это у вас за синий зуб посередине?» — спросил он, кивая на Танин рот. Таня засмеялась. Петька даже не улыбнулся. Отодвинувшись от неё, он стал прихлёбывать чай из блюдечка и изредка под­нимать глаза на своего нового приятеля — сначала на Тань­кино лицо, а потом — на свою татуировку: это был изображённый на левом плече всадник в красном сюртуке и с золотым мечом в руке. Только теперь Петька заметил, что он не один. Василий Иванович и молодой человек в белом халате мирно спус­кались к столу. Петька поглядел на часы и сказал: «Ну вот, и чай поспел». Василий Иванович уже завинчивал пробку на бутылочке. Таня рассказала, что попала сюда сразу после Алешиной лекции. Анна Алексеевна тоже была здесь. Сидела и слушала. Перед этим Василий Иванович завёл с ней какой-то длинный разговор, похожий на лекцию, а потом заперся с ней в кабинете и долго не выходил.
Chieftain

Gibson's resort

Во-первых, из-за того, что между ними существует взаимное удержание. Но если вы передвинули в воображаемое пространство махабхутную активность, которая в конце концов должна была освободится, ее уже никак не вытащить . Ибо это одно и то же. Поэтому мы и называем «махабхутами» те цели, которые мы реализуем (под «махабхутами» следует понимать именно то, что они собой представляют на самом деле). Это то, ради чего мы и проявляем активность, идя к ним через наши ритуалы. Причем, достаточно ширококармические цели. Например, для того чтобы работать с собой, т. е. говорить с доном Хренаро, практикующему надо освободиться от пяти совокупностей. Причем, на очень глубоком уровне, до сих пор неизвестно, как практикующему это сделать. Есть несколько версий, как все будет происходить. Это зависит от того, насколько он принципиален в осуществлении своей махабхутической деятельности. Ибо, насколько он искренен в своей природе махабхути, настолько он будет непреклонен. Дон Хренаро в этом смысле является не самодостаточной величиной, которая его интересует, а скорее олицетворением подобной махабхутической деятельности для ученика дона Капоне. Говоря о принципах практики, необходимо сказать несколько слов о том, что такое «принципы». Под «принципами» в философии понимаются определенные формы поведения, т. е. некий способ существования в потоке сознания и конкретные объекты, с которыми практикующий идентифицирует себя. Так вот, это понятие у разных буддийских школ достаточно различно. Наиболее общие принципы касаются трех аспектов махабхутического сознания, т. е. четырех направлений, из которых исходят монахи, иными словами, практики дона Хуана можно отнести к категории первых четырех принципов. А для практикантов это — пять школ ньингма. Но мы не будем обсуждать эти основные принципы. Мы остановимся на некоторых практиках дона Хуана. Дон Хреньо сказал, что практику дон Хуан особенно любит рассказывать про жизнь дона Хенаро. Однажды они выпивали и обсуждали одну из историй Хенаро. Дон Капоне не стал слушать, но попросил продолжать. И тогда дон Хенаро начал говорить о себе в третьем лице — я! «Что значит «я»? — спросила донна Хреньо. — Что такое ты? «Я» — это то, что присутствует в тебе всегда». Понимаете, что это значит? Я! Т. е. с вами. Вот об этом вы будете говорить с доном Хуаном. С доном Хренаро, с доном Хенаро и с доном Хреньо. О чем еще говорить с доном Хуаном? (Читаатма Юха, Сан Хуан де ла Крус, эпилог).

Скрепостольноградск, канун Самхейн. Е. м. с. Бхагават-Гита (лама Юхан). Тексты тантры. Пер. с англ. Т. Велеховой. М., «Энигма», 1993, 592 стр.

Петька оторопело смотрит на экран: там в скупых синих лучах раннего утра плывут призрачные облака, и прямо над ними — небо с голубой волной, на которой синими скупыми мазками написаны вечные истины. Петька, как говорится, уже немного пришел в себя и вынимает блокнот. Он тихо проводит острием ручки по бровям и бережно надписывает на свободном листе: «Письмо Бхагавата-Гиты в Россию». Кто такие Бхагавата-Гита и «Письмо», он не знает. Василий Иванович Пушкин, гимназист восьмого класса, тоже не знал.
Chieftain

Петька учится на сумасшедшего доктора

В возрасте 17 лет Арья Сангья полон решимости жениться и передает себя в руки йогинов, работающих в системе Амдо. Он получает титул Татхагаты и со временем становится влиятельной фигурой в стране. Амдо была основана в XIII веке, чтобы служить географическим ориентиром, который указывал бы путешественникам путь на запад. Более восьмисот лет здесь жили Говинда Говинда и Вайрочана Палия, основавшие несколько монастырей (иногда с промежутком в несколько лет). Но так как западные монахи не распространяли этих традиций, их задача усложнилась: теперь их присутствие следовало проверять каждый год. Поэтому монахи обучались искусству медитации и ритуальной защиты от местных племен. В 1920 году был построен монастырь в местности Аннапурна, названный так потому, что Амдо была населена племенами индейцев вай-вай. В монастыре насчитывалось около пятисот монахов, которые должны были в течение тридцати лет охранять его от нападений соседей. Согласно традиции, Аватара Гаутама Говинда достиг просветления, медитируя над воротами монастыря, и поэтому считается, что первые монахи никогда не ходили в Замбарамабаде и Китай. В этот период Гаутама Гаутама в Чистой Земле нет. Как и предшественники, он приезжает сюда только для того, чтобы создать свою школу, если уже находится там. Затем Гаутама Гаутама Говинда покидает Тибет и спускается в княжество Пенджаб, где остается, чтобы основать буддийскую общину, которая появится гораздо позже (как мы видели, из-за политических проблем буддизм был здесь надолго запрещен). Ученики, прибывшие из Кум, обучают его самого и нескольких монахов в Аннапурне. В Замбарамабаде появляется новый тип медитации – транскрипция Истинного Имени. Исторически считается, что именно Гаутама Гаутама, впервые использовавший такую практику, и был основателем буддийской традиции и духовным лидером всей области. Он также учил и странствующих монахов, которые время от времени появлялись в той или иной стране. Были в его практике и другие достижения. Считается, что он создал полный набор ступеней тайного знания – цигун, как назвал его Да Хуэй. Если присмотреться, почти все, что мы знаем о Гаутаме Гаутаме, содержится в «Просветлении сердца» (кстати сказать , не совсем ясно, как понимать этот термин, так как переводчики долго мучились с переводом). И вся психическая энергия, и многие психические черты Великого Мудреца действительно в значительной степени уникальны. Вплоть до двух загадочных случаев, которые стали основой легенды о Гаутаме.

Об одном из них сейчас пойдет речь. Это так называемая кармическая борьба. Первый случай произошел с Гаутамой примерно в 582 году н. э. Тогда он, по преданию, совершил двенадцать подвигов, став, таким образом, самым известным проповедником буддизма. А второй, кажется, произошел, когда ему было около двухсот лет. В биографии Гаутамы есть любопытная фраза: «Я занимаюсь своим учением для спасения человека, я ищу людей, которых можно поставить на пути страданий, иначе они потеряют силу в пустоте, из которой все появляются». Только он говорил здесь не о себе, а о силе Будды.

Похоже, что представление о совершенстве Будды принадлежит к числу наиболее глубоких концепций, которые люди когда-либо могли объяснить. Именно такой был смысл и у большинства тибетских текстов. Петька закончил вторую ступень монастырского обучения и в одно прекрасное утро понял, что все его блестящие достижения, это лишь материал, которым распорядились в соответствии с правилами игры. А ведь он ни разу в жизни не нарушил какого-нибудь из этих правил. И теперь он спрашивал себя: «Кто я такой? И где мой путь? Не перейти ли мне на следующий уровень? Неужели все, что я знаю, это мой личный опыт? Хотя нет, может быть, я всего лишь его микроскопическая тень». Василий Иванович почувствовал, что опять возвращается к мысли, которая много лет не давала ему покоя. О мистическом смысле слова «шина». Дон Хренаро для него был живым примером такого понимания. Но как он говорил? Совершенство в пустоте, из которой все появляются, это и есть «Шина». Он всегда говорил так, хотя его, как и всех учеников, мучил вопрос, что есть эта «пустота», которая есть «Шина». Поэтому он и вспомнил старый индийский анекдот. Какой-то тибетский лама назвал свое учение — «Сандживарт». Спрятав в шалаше свой «Самсунг», лама рассчитывал дожить до старости в одиночестве, но вместо этого оказался возле дерева бодхи. Он увидел: на коре дерева вырезана табличка, на которой было написано: «Великая Пустота». С тех пор все его последователи стали называть «Самсунг» «Великой Пустотой». Надо сказать, что учение ламы было так же старо, как и сама Индия, и воспринималось всем миром как нечто священное. Однако постепенно его утратившее мистическую силу учение распространилось в мире в полную силу. Вскоре имена духовных учителей были забыты, и только их обряды остались в памяти. Один учитель — Ленин, другой учитель — Махатма Ганди, а третий — маоист Мао. Четвёртый учитель — Джавахарлал Неру, который, кстати, лично принадлежал к секте адвентистов седьмого дня. Пятый учитель — Кешаб Чандра Ганди, который уже в Индии стал известен как Шри Рамакришна. Шестой учитель — Махатма Ганди. Восьмой учитель — Махешвара Махарадж. Девятый учитель — П. Исаев. Десятый учитель — Шри Юктешвар Чандра Ганди. Одиннадцатый учитель — Свами Вивекананда. Двенадцатый учитель — Бхагаван Шри Равана Госвами. Тринадцатый учитель — Рама Госвами. Пятнадцатый учитель — Кришнамурти. Четырнадцатый учитель — Свами Шивананда».

Петька оторопело уставился на Ленина, и вдруг вспомнил портрет. Конечно, это был он сам, только в ленинской кепке. Но тут же он заметил, что Ильич-Ленин, вообще-то, тоже пристально смотрит на него. Петька не выдержал и отвернулся. «Мисюсь! – крикнул Ленин, обращаясь к портрету, – это Петька! Он из нашего класса. Давай ещё раз петь! Харе Кришна!»— и он снова ударил в свой огромный тамтам.

Скреподарченков, время от времени озираясь по сторонам, двинулся в третий ряд, где сидел Чхенкели.

Москва, 15 января 1922 года. Троцкий, Свердлов, Ногин и Свердлов в Кремле. Канун Кшесинской. В комнату с низким потолком, в которой собрался Совет, входят Ленин, Сталин и Троцкий.

Петька вздрогнул и проснулся. Опять, как в тумане, поплыли желтые и синие огни Кремля. Над его головой висела маленькая лампочка, похожая на чернильницу. Тимур уже сидел на своей шконке, поглядывая на часы. Они показывали без пятнадцати шесть. — Фима, — громко прошептал Петька, стараясь, чтобы Тимур ничего не заметил, — дай «Побег из Шоушенка», пожалуйста.
Chieftain

Poimittua

«Help! 🆘
Нахожусь в поисках преподавателя по английскому языку, рассматриваю так же нейтив спикеров. Буду благодарен за рекомендации или прямую связь с тичерами🤔😊»

(Из вконтактона для временно безработных)

Chieftain

(no subject)

Петька прислушивался, боясь упустить хоть слово из разговора. Но репродуктор молчал. А в классе тем временем происходили заметные перемены. Рыжие оживились и придвинули свои парты к столам, за которыми сидели учителя. Петька вдруг почувствовал, что сидеть осталось недолго. Это и было его последней надеждой на прощение, и пока он ещё помнил за собой что-то серьёзное, он решил сделать последнюю отчаянную попытку. Он сделал несколько шагов по проходу и встал между партами, лицом к физкультурнику. Но вокруг сразу стало тихо. Физкультурник не пошевелился и тогда Петька оглянулся – за его спиной все места были заняты. На партах, рядом с гребешками, гвоздями, кистями и кусками мела, неподвижно лежали чубатые затылки. Петька понял, что пора бежать.

Василий Иванович между тем продолжал:

— Это и называется дифракцией света в газовой среде. Мы ещё поговорим об этом подробнее. Тем более, что такого эффекта не существует в природе. Просто это происходит из-за вашего неумения критически относиться к решениям взрослых. Но тут ещё вот что интересно. Оказывается, многие дети даже не подозревают о существовании этой самой «газовой среды». Бывает так, что малыш не знает, что есть такие вещи, как свет, а потом вдруг узнаёт и оказывается, что он знает. Вот, например, Маша Скворцова. Она ведь не знает, что на самом деле в мире всё наоборот. Для неё просто есть цифры, и всё.

Васька Третий на своём месте не шелохнулся. Все глаза были устремлены на Петьку. Он сжал кулаки и зажмурил глаза, чтобы не видеть их.

— В природе тоже всё наоборот, — продолжал Васька Третий. — Кроме самого факта существования…
Если в клетке вместо тех двух крыс, о которых я говорил, поместить трёх… Петька покраснел. Конечно, Ваське Третьему было всё равно, покраснела перед ним кошка или нет. Но этот вопрос серьёзно тревожил Петьку. Если бы речь шла об обычной крысе, он вряд ли переживал бы по этому поводу. Но если говорить о Маше Скворцовой… Дело в том, что Маша Скворцова была из одного замечательного семейства, которому давным-давно отрубили доступ на ту территорию, где он обитал. Как и все крысы, она была феноменально прожорлива. Чем больше она съедала, тем больше оставалось — и чем больше оставалось, тем сильнее Петькина душа любила Машу.

— Знаешь, что самое интересное в этой истории? — спросил Васька Третий. — Именно то, что она настолько интересна, что требует глубокого изучения. Ты слышал о трёх мушкетёрах? Они были неразлучны всю жизнь и поклялись никогда не разлучаться. А потом они…

— Чего? — спросил Петька, чувствуя, что Васька Третий уже перешёл к какой-то важной части рассказа. — А что они такое?

— Что? А то, что это были ты и я. Ты — молодой парень. Я уже старик. Наши дороги давным-давно разошлись, и уже не узнаешь, чем мы когда-то занимались. А события тех лет просто можно восстановить по памяти.

— А что такое «три мушкетёра»? — спросил Петька. — Это фамилия такая? Так бы сразу и сказал.

— Да нет, это были очень известные люди, — сказал Васька Третий. — Знатоки литературы. Фурманов и Бабаев. Как ты понимаешь, не просто знатоки, а чрезвычайно изощрённые знатоки. Сандель, Мундиндель, Братья Карамазовы… Я их специально изучал в детстве, когда мой научный руководитель уезжал на учёбу… А от этих троих остались мемуары, «Белая гвардия» и «Красный террор». Так вот… Они оба состояли на службе у Османской империи.

Скрепотеринослав, сентябрь 1921 года…

— Я читал, — сказал Петька, — у Фурманова было имение «Александровка» и в нём прекрасная библиотека. Ещё картины. Целый архив. Помню, ещё мне в руки попало письмо Тургенева к Тургеневу. Там он жалуется, что в Крыму, и есть, вроде бы, там у него имение, местные начальники его преследуют и уже выселили из дворца… Оказывается, в письмах этого Тургенева — то же самое. Если это он, конечно, Тургенев.
Chieftain

Poimittua

«До начала обучения я имела лишь смутное представление о программировании и работала химиком-технологом. Сначала я примерно полгода училась после работы. Потом, когда стало ясно, что мне это нравится и получается, ушла с работы и 5 месяцев занималась только подготовкой (читала книги, решала задачи). Потом начала собеседоваться. На собеседовании старалась показать знания устройства алгоритмов и структур данных под капотом».

Chieftain

пополняяй коллекцию бумажных книг

разговорился есмь с полусумасшедшим дедуганом

он оказался яростным сторонником устранения двуязычия, приведя в качестве аргумента то, что в Нюланде все шведоязычные умеют говорить по-фински и кому вообще он нужен этот шведский, только место и время в школьной программе занимает, а за сохранением статуса шведского как национального стоят не бедные рыбаки, а богатые промышленники (исторически иностранцы шли в шведоязычные, в том числе в шведоязычные шли и мейнстримные русские; финнноязычные русские могли оставаться себе финноязычными, но следует заметить, что в шведоязычные шли и финноязычные финны)

мне вспомнилась одна статья в Hbl, описывающая языковую ситуацию в Ирландии — ничтоже сумняшеся шведоязычный профессор сравнивал положение ирландского в Ирландии с положением шведского в Финляндии: у голубиного народа аттитуда такая — как на родном на ирландском говорит ничтожное меньшинство (в процентном отношении меньше, чем даже на русском в Финляндии), пользы от него ноль, а учить в школах заставляют, лучше бы больше времени тратили на английский, так как это международный язык
Chieftain

Ещё немного локальной ностратики (БС, ПФС)

финитные формы глагола мы уже рассматривали, имеется поразительное сходство современных БС с современными ПФС. теперь инфинитные формы.

инфинитив: ть, -ta, -t, -ti

клеймить // leimata // steampilastit // zīmogot // stigmatizuoti
мочь < *magti // mahtaa < *maktatak // máhttit // mācēt // mokėti

причастие наст. вр.: -в, -va, -v

трудолюбив // työtä rakastava
льстив // mairitteleva // meelitav
изменчив // vaihtuva // vaheldav
доверчив // luottava(inen) // usaldav

причастие прош. вр.: -т, -ttu

забыт // unohdettu

агенс партиципиум: -м, ma

любим; обучаем // rakastama; opettama // mokymas 'учение'

номен агентис (пересекается с причастием наст. вр. в lpN и Car): -й, -ja, -ddji

оратай, ходатай; учитель // kyntä; opettaja // oahpaheaddji // mokytoja(s)

просьба к трудящимся помочь с заполнением лакун в балтийских и, возможно, прочих ИЕ а также указать на несообразности
Chieftain

Следует ли преподавать какие-либо языки?

  1. «например: у матери отец с Кавказа, мать русская, жили в русском регионе, дочь языка отца не знает и знать не хочет (как и его самого - так бывает). уехала учиться в автономную республику, вышла замуж за местного, брак распался, сын остался с матерью - он КТО?»
Collapse )