Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Chieftain

K френдам-математикам

Обходится ли как-либо в русском языке омонимия для слова «сторона»: в смысле 1. правая или левая сторона фигуры или равенства/неравенства vs 2. сторона многоугольника? Работаю над эстонской планиметрией и там 1. pool, 2. külg; прозреваю некоторые трудности при переводе на русский.

Chieftain

Внутренняя флексия как последняя стадия агглютинации

как известно, в эстонском языке она достигает весьма впечатляющих результатов, когда в двух формах одного и того же слова нет вообще ни одного одинакового звука: eos, ittu 'в ростке, в росток'

* * *

название денежной единицы euro на некоторых европейских языках имеет омонимичные флективные формы: eurot, eurot, eurot; они, правда, означают все совершенно разное

Задание для олимпиады по языковедению и лингвистике: назовите эти языки.
Chieftain

My comment to an entry 'Всё, что вы не хотели знать.' by twincat

*Чикати́лло и *Церете́лли

это, похоже, вообще тенденция удлинять тянущийся в русском языке (плавный, носовой или свистящий) согласный после открытого ударного слога, начало можно отыскать в истории слова коми́ссия (слѣдовало писать коммиссiя, русифицировано было какъ комисiя, но закрѣпился варiантъ комиссiя): *баркаро́лла (хотя по-итальянски barcarola) *директри́сса, наши *ю́нные сердца, *тера́сса и т.д.; отметим, что и произносится в такого рода словах по моим наблюдениям именно долгий согласный

возможно, это как-то связано с ходом тона в открытом слоге? часть ударения переходит на тянущийся и имеем аналог литовского циркумфлекса?

View the entire thread this comment is a part of

Chieftain

Иерархия этимологий (принцип Татарского)

Эти разногласия способствовали развитию идеи неединственности логики как системы логических принципов, приведшей в результате к созданию неклассических логик.


Народная этимология является одной из ряда цитралингвистических этимологий (писцовая этимология, бюрократическая этимология, идеологическая этимология, кабинетная этимология и т.д.): логика (выравнивание по аналогии) — одна из сил, изменяющих идиом (вторая — фонетические законы).
Chieftain

Голубиная грамматика

Luetuta kortti pylväässä olevassa lukijassa, jolloin järjestelmän tunnistettua käyttäjän, ovet avautuvat automaattisesti.

1. Luetuttaa «заставить дать себя прочитать» — каузатив от luettua; ?luettua «дать себя прочитать» — пассивный глагол от luettaa (а также партитив пассивного причастия прошедшего времени от lukea); luettaa «дать прочитать» — каузатив от lukea «читать»

Luetuta kortti «заставь карточку дать себя прочитать»

2. järjestelmän tunnistettua käyttäjän «после того, как система опознала пользователя»
здесь всё-таки имплицируется svo несмотря на омонимию падежей в ед

3a. ovet avautuvat automaattisesti «двери открываются автоматически» возвратный глагол

3b. ovet avataan automaattisesti «двери открывают(ся) автоматически» т. наз. «пассив» амбиперсонал, четвёртое лицо (можно пытаться вывести из направленного на агенс каузатива *ove- avaδ+tta+(k)+sen *«дверь заставляет кого-то открывать её»)

Задание для самостоятельной работы: сравните частоту появления 3a и 3b в корпусе при помощи какой-либо поисковой машины и уясните себе различие между возвратным глаголом и амбиперсоналом, в русском или шведском языках часто размытое.

[Из русского корпуса: изъясняются таким «русским» языком: «Глухари стреляются из ружей с собаками». Виталий Бианки.]
Chieftain

Метатеоретическое

1. Эксперименты и гипотезы в области русского языка убеждают в существовании так называемых промежуточных слов, отражающих смысловое и тематическое смещение в результате длительного изменения фонетических форм, в результате которого лексическая организация предложений утрачивает признаки таковых уже с начальными словами. Расширенные возможности русского языка позволяют некоторым исследователям вести построение метатеории предложений с многозначным заглавием на основании индуктивного принципа Е = Mvs. В своей статье, посвящённой указанному подходу [1 - M. Prager. The Reconstruction of the Russian Poetics: the Emergence and Antecedents. San Francisco, 1970.], Н. Асиев и Л. Шарпасов [2 - Л. Шарпасов и Н. Асиев. Русский литературный интертекст: его эпистемология, социальный аспект, лингвистический анализ. – М., 1999.] предложили следующее прочтение этих слов: «заимствование», «бегство от судьбы», «уход», «льготы», «локальное облегчение», «провинция», «парадоксальный переход», «аллегория», «метатеория», «обряд». Когда мы включим в метатеорию «проезд» или «третьекоординационный», что поставит метатеорию в один ряд с другими формами подведомственного нам пространства – «дом», «окно», «пещера» и так далее, – то обнаружим следующее. Во-первых, в ней обязательно будут фигурировать не просто отъезд и бегство, а именно перемещения «по сучьим дорогам»; во-вторых – в таких случаях слово «бег» приобретает столь же полную индивидуальность, как звук «р» в слове «окно». Все три слова являются репрезентативными проекциями одного и того же объекта, причем в каждом случае мы имеем дело с категорией «сюда», «оттуда» и «ещё» как синонимами, каждый раз вызывающими два противоположных смысла – либо «там», либо «тут». Другими словами, если нам захочется выразить желаемое в словах, мы должны будем сказать «там» или «здесь». Но когда мы стремимся выразить противоположное желание, мы вынуждены будем сказать «там», причем это «там», которое мы всегда имели в виду, должно остаться интонированным («там», которое мы не имеем, тоже будет интонированным). С точки зрения языка метатеории имеет смысл сказать, что путь к «ним» и к «им» – это одно и то же.

Я ещё раз повторю то, что неоднократно пытался объяснить в своей первой книге: каждая суффиксальная семья сочетается с собственными функциями, делающими её гиперболизирующей. Каждый элемент метатеории существует только для того, чтобы его можно было использовать: но если бы язык не ограничивался такими символическими средствами выражения, всё было бы совершенно иначе, и мы не знали бы, что такое не только слова, но и когнитивные и поведенческие навыки. Метатеория сводится к фрагментам, из которых состоит наше существо, поскольку для описания существующих в мире видов и существ нужны не слова, а именно их символические эквиваленты. Таким образом, метатеория является логическим «логическим бесконечно», но для того, чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить предложение на экране компьютера с фразой из языка метатеории. Причём здесь глагол? Глагол не может говорить в качестве референта, он лишь используется для передачи этого сообщения.