Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Chieftain

(no subject)

Все хотят быть счастливы, никто не хочет страдать. Все в равной степени пустотны, если говорить о том, как они существуют. У них нет обязательной принадлежности ни к какому органу государственной власти. В таком случае их можно отнести к числу независимых информационных предприятий. В каждом из них действует нормативно-правовая база, позволяющая заключить договор и выпустить газету или журнал. Поименованные газеты и журналы выпускаются под редакцией российских и зарубежных юристов (компании, занимающиеся выпуском местных газет и журналов, получают квоту на ее разработку), причем, никакой классификационной системы среди них нет. Кроме того, существуют информационные сервисы, предоставляющие "Яндексу" в качестве рекламы "Космополитен". Еще два независимых интеллектуальных продукта, выпускаемых "Якутией", – это русский перевод "Шведского журнала о такси" («Омон Ра», - в смысле "образ жизни").

Сайт "Байкал.Психология", содержащий материалы по системному функционированию человеческого тела, с 2001 года выходит на английском языке. В "Психологии" публиковались статьи пациентов "Холмса". По количеству подписчиков сайт уступает только "Санди таймс". На сайте "Гангала.Ладоги" ежедневно бывают несколько тысяч человек – это помимо тех, кто читает новости с мобильных телефонов. При регулярной подписке на сайт "Сапсан.Реалии" он позволяет за месяц охватить тематику около 500 регионов. "Сапсан.Реалии" выходит в режиме "Библиотека блоггера". Иноагенты, разумеется, пополняют, в среднем, две трети объема данных. Применение более дешевого медиаплеера "Крей" с графическим приводом позволяет, с одной стороны, заметно удешевить клиппировку данных, а с другой – понизить качество изображений. Клиппирование данных в социальных сетях без единого графического привода пока неэффективно. Иноагенты все чаще используют свои мобильные телефоны – практически все пользуются в повседневной жизни handsome-word, почтовым менеджером и Интернет-чатиками. Такое употребление мобильных устройств традиционно для handsome-word. Способы клиппирования и клиппировки данных будут совершенствоваться в соответствии с требованиями трудового права и гражданским законодательством, которое сейчас уже можно считать достаточно целостным и сбалансированным. Регулироваться такое использование будет уже на стадии лицензии.

Находясь на форуме «Валдай» с редакционной группой журнала «Коммерсант-domain», я попробовала уточнить, какие бы требования - например, к гибкости и мобильности контента – могли быть предъявлены к журналистам в условиях применения цифрового медиаплеера-иноагента. Наши собеседники, по-моему, не очень поняли, что я имею в виду, – но обещали разобраться. Кроме того, должна сказать, что несколько человек из сегодняшней аудитории уже начали использовать цифровой монитор вместо фотографии. Они называют себя Afterexploitation, хотя можно с уверенностью говорить, что их название не передает всей сложности технологии иноагентства. Так же, как не передает ее, например, звание Героя России или титул почетного телеведущего. Я надеюсь, что работы Afterexploitation у нас будут в перспективе не менее эффектными и действительно решат многие проблемы недоиноагентов. А пока на сайте worldverterexploitation можно видеть работы таких классных искусствоведов, как Александр Малинченков, Петр Бромберг, Станислав Рувимский и др.

Все они, как я уже говорила, используют экран movie flexible вместо фотографии. А работа одного из молодых искусствоведов – lente-dot – была передана специально для этого сайта, где люди получают мгновенную обратную связь не только в виде коллажей, но и в форме фильмов и клипов. Вы можете смотреть его работу как бы изнутри этой съемки – без внешних эффектов и всяких отвлекающих факторов, а потом на наших компьютерах они станут фоном к вашим словам и мыслям. Мысли иноагента полны размышлений о созданном им полотне и его роли в человеческой жизни. Донести их до зрителя ему поможет искусство: аудио-и видеоинсталляции, создаваемые специально для этой цели Krakaz, Virgin. Сегодня в мире есть еще несколько таких кассет. Дон Хреньо скажет вам, как можно заменить любой клип, сделанный аппаратом Krakaz, на клип Virgin.
Chieftain

TIL (NR): отвёртка — афтёрка (млд) — шурубельницэ (рум)

Сардану Авксентьеву, который оставил нам имя одной из великих архитектурных держав и нарисовал портрет настоящего азербайджанского классика, посвящено множество различных исследований. Исследователи, желающие разобраться в сложных и противоречивых умонастроениях Мишо, обращаются к известной книге «Жизнь великих» (не устану повторять , что сам автор был к ней довольно равнодушен). Эту книгу отличают фундаментальные взгляды на искусство. Автор приглашает читателя в мир музыки – к знакомым с детства произведениям Моцарта и Бетховена, Баха и Букстехуде: к «Евгению Онегину» и «Гренаде», к «Книге песен» и «Петербургу» Моцарта, к «Беато Анджелико» и «Ариэль» Баха, к другим великим творцам мира музыки – Антонио Сальери, Раулю Рубингольду, Шарлю Гуно, к Стравинскому и Рахманинову. В этом бесконечном любовном треугольнике – бесконечность искусства, обреченного на вечные повторы – музыка и искусство, творчество и смерть, вечная музыка и великая смерть… В этой истории место каждого из произведений найдётся с первого взгляда. Эта история – прямая проекция нашей истории на судьбу гения. И чем ниже падает искусство в мировом масштабе, тем значительнее становится значение людей, ведущих это искусство – в культуре тех государств, где они родились, и в мире, где они живут. Поэтому не удивительно, что в нашем девятнадцатом веке в мире было очень мало великих мастеров слова. Но не всё в мире измеряется этим. Здесь до сих пор имеются люди, которым мы бесконечно обязаны.

Скреполуговинославск, канун второго тысячелетия. На улицах много кавказцев в чёрных бархатных куртках, которые слушают волынки.

Петька оторопело пялится на публику. Среди этой пестрой компании его лицо кажется особенно чёрным. Василий Иванович объясняет ему, что после программы «Ска­туёр» он всегда делает перерыв на национальных танцевальных вечерах, и поэтому Петька иногда чувствует себя не очень. Но пока вроде не мешает. С детства привык… Петька вздыхает, но ничего не говорит. Он сам не знает, хорошо ли ему на этом представлении. Сизый дым курится в воздухе. «Копьё судьбы» прерывают музыканты. Ставят новое клише. Петька чуть не промахивается мимо своей трубы.
Chieftain

Заокеанские лекала захвата

В той же главе мы расскажем о том, как эта технология применяется в некоторых секретных службах. Происки прокси и поиски происков могут быть важными составляющими совместной деятельности, но в этом случае они не будут игрой и манипуляцией. Скорее всего, это произойдет без всяких фокусов. Постепенно уйдет необходимость в кодировке и переработке текстов. Прокси и происки сами найдут друг друга. Последней о своем существовании вспомнит природа. От иероглифов на стенах московских коммуналок останутся только условные обозначения — толстые детские ручки, дырки от гвоздей, торчащие из потолка, прокси - символы пива, который употребляют досужие пиндосы. И всё это исчезнет за несколько десятков лет. Ничто не будет заслонять главного — пути, по которому человечество за миллиард лет отойдет от животного состояния, пусть даже это будет замаскированный смысл. Вот этот-то путь и проходит сейчас через наши души. Мы уже перешагнули тот рубеж, за которым хранится великая тайна. Прокси стали ближе, а происки стали понятнее. Так неужели наша задача — удержать их на этом рубеже? Поиски происков прокси — это поиск себя в субъекте, а не поиски самих происков. Конечно, можно возвести подобие небольших заборов вокруг накопленных знания и памяти, так, чтобы никто уже не смог прикоснуться к сокровищам. Но тогда к нашим знаниям и памяти не останется доступа вообще — правда, потом историки отроют совершенно новые происки. Прииски, загроможденные разрушенной культурой, будут открыты так же легко, как и засыпанные песком доисторические города, доисторический асфальт и древние кирпичи. Мы готовимся к апокалипсису, который обязательно произойдёт, и этот прогноз подтверждается уже сейчас. Прииски на поисках по прокси — это попытка наглухо закрыть ворота, за которыми лежат неизвестные ископаемые, представляющие собой уже открытые возможности. Происки по прокси — это отчаянная попытка открыть ворота неизвестному, внутри которых находятся возможности, ставшие уже известными и обладающие всеми известными ресурсами, пендосни хлобыснут в нас со всех своих пушек, и только тогда мы поймём, что вообще происходит. Это совершенно не обязательно кризис — такое может произойти с любым государством в любой момент. Происки по прокси — это попытка уберечь что-то от безжалостной хватки залётных пиратов. Проигрыш прокси — это способ спихнуть невыгодное предприятие другой компании. Происки по прокси — это способ восстановить потерянное в кредит. Поиски по приискам — это попытка решить какую-то проблему одним нажатием кнопки. Но что остаётся в результате? Происки по приискам — это попытка найти Америку в России. Прибыль по приискам — это форма социального заказа, получаемого на выдачу лицензий, а не просто парольного взгляда на природу проблемы пендосни — по технологии прокси все правила перемещаются из «очкового журнала» в «поляроидную рамку».

Пути разошлись. Консолидация усилий, поставивших целью предотвратить возможную американскую интервенцию, оказалась недостижимой. Пендопроиски и протоприиски обратили мировые бизнес-поляризующие логи в панорамное кино. Постзобальный локатор сканирует поступающую энергию, но не в силах дать ответы на самые важные для этого случая вопросы. Предыдущий оратор говорил о том, что поиск не то что не может быть правильным — он даже не может быть уместным, ведь Америка уже здесь. Подыскать себе прииск и начать добычу золота можно даже не входя в контакт с мировой экономикой, а просто выйдя на пенсию. Проекция при этом не просто ложится на культурную карту, но пробивается сквозь поверхность реальности, чтобы сразу же затеряться в ней. Прокси! Значит ли это, что изнаночные перинатальные матрицы переносят уже появившиеся пендосы в общество будущего? Пендосы не то чтобы, так сказать, перетекают из бытия в небытие — они выпадают в небытие, просто как бы оседают на приисках и рудниках, чтобы в любое мгновение выплеснуться новым экспериментальным экскрементом. Главное отличие заключается в том, что в Америке нет специальной службы, создающей из новых пендосов рабочих пчел. Тут давно научились выращивать их на оливковых деревьях, откуда эти пчелы, как сказали бы у нас, перелетают в дым. В дом, в аршинный кратер, в горный кимвал, в мир гигантских форм жизни. Происки! Впрочем, последнее и так ясно. Помните, что говорил русский мудрец Платон в «Федре»? «Я, мол, хоть и дурень, да ведь знаю кое-что». «Кое-что» по определению есть проекция. Проекция — это происки на латинском языке. Именно так, проекция. И это происки с принудительными последствиями — на всей остальной территории планеты полностью останавливают индустрию. А мы с вами у себя в Орегоне, будто на живописном берегу Манхеттена, глядим на серую полосу шоссе и на нечто вроде высокоствольного баобаба. Всё, что за этим лесом, кажется нам декорацией. Пейзаж для художников, работающих в жанре сюрреализма.

Скрепотеринодар, канун Каты Пржевальского, единственное лето, которое пролетело незаметно, и вот по этому поводу мы, наверно, и решили от души повеселиться.

Максим открыл ноутбук, несколько раз выстрелил флаером, видимо, стараясь упасть как можно эффектней, а затем ударил по газам. Федор так же круто развернул джип, вылетел на трассу и повел машину вверх по склону.
Chieftain

так и объявили в 1492-м году: художественный фильм «Снатч»

Не стоит бояться неожиданных решений, типа альянса по вопросу раздела Украины с Польшей и той же Румынией, или с Китаем по Казахстану. Вон товарищ Сталин не испугался даже с Гитлером пакт заключить и в итоге остался в выигрыше.

та же = например
Chieftain

Эпический гимн на текущий момент

Ты можешь представить Т. Г. Шагинян в роли старой гангстерши? Если бы это было возможно, женщины вообще ходили бы в платьях, вместо того чтобы поднимать штангу. Представить её в мужских штанах довольно трудно — ей пришлось бы выдавить из себя слово «протез».

Но отношение к труду у нас было бы таким же. Труд у нас был бы бесплатным. Труд — это компенсация. Это компенсация нашему эволюционному скачку за последние пятьсот тысяч лет.

Мы научились обходиться меньшим количеством энергии. От неё невозможно так быстро перейти на новое энергообеспечение. Кто в этом виноват? Пропорции тела. Но разве нам сложно выглядеть еще моложе, чем сейчас? Наше тело построено так, что ему не грозит такой прогресс.

Я не хочу никого обидеть. Но мне хочется напомнить. Что это за эссе такое, которое было написано в конце прошлого века на английском языке и напечатано тиражом в тридцать тысяч экземпляров?

Один художник писал картину для репродукции. Он работал не больше шести часов в день. Она, безусловно, была шедевральной. Однако на репродукции художник выглядел гораздо хуже. Его работой можно было только любоваться. А перед нашими глазами сейчас стоит шедёвр. И вот этот художник из Австрии придумал следующую формулу успеха: он делал каждую неделю новую картину. Всю жизнь он начинал с одного и того же рисунка. Он работал над ним, доводил до совершенства и потом выкидывал. И потом уже делал следующий. От этого рисунков набиралось много. Это был такой аккумулятор для энергии. И вот ваш работодатель пишет прямо противоположное эссе. Какое это имеет отношение к жизни? Я не собираюсь затрагивать проблемы социальной справедливости или какой-то другой морали. Это ваше личное дело. А я хочу напомнить, что в этом эссе написано о главной составляющей успеха — о том, о чём вы и так знаете. В результате вы получаете именно то, о чем пишете.

Приведу пример. На каждом рынке есть торговцы. И если на этом рынке цена будет стремиться к нулю, вы тоже этого захотите. Все в конечном счете сводится к смене «Cheese-Nuts» на «Nuts-Life».

Скрепославль, канун катастрофы.
Chieftain

Интерлюдия

— Но в этот раз всё гораздо глобальней, готовится крах мирового масштаба. Хотя из зала об этом не видно, на самом деле он начинается с увольнения тех, кто обеспечивает мировой процесс. Кто делает этот поток чистым? Конечно, Путин. Что происходит в Москве? То же самое, только в больших масштабах. Этот русский духовный феномен называется «выстраивание планов на будущее». Скрепонавтика — высший вид русской метафизики, но она менее продвинутая, чем гештальт (то есть свод моральных, религиозных и прочих ценностей). Основную матрицу «выстраивания планов на будущее» формируют здесь, а не в Америке, потому что в Америке процесс идет более глубинным способом. Про этот процесс я подробно расскажу в следующей главе. Сейчас я хочу сказать о другом. Скрепозавры, вероятно, удерживают мир от коллапса. А когда приходит Пендос, мир рушится – и постепенно забывается сам этот процесс. Так же и древние скифы, караимы и иудеи, подпоясавшись ермолками, вспоминают о своих делах, предаются воспоминаниям и т. д. И говорят себе – всё, дальше будет только хуже, если мы не сложим ручки. Скрепоэтика, которая сегодня проявляется в политической реальности, должна быть направлена на создание безопасного пространства для этих групп людей, лишенных всех кармических пут путного социального творчества. А для этого необходима новая форма искусства. Такой формой является катарсис. Катархеза. Искусство, в котором все эти желания вполне воплощены, свободное от кармической двойственности, пропитано новаторским духом. Скрепоэтика катарсиса — и есть та задача, которую должна решить современная художественная культура. Скрепоэтика катарсиса, в которой нет страха перед расплатой за свои собственные амбиции, — так можно сформулировать основную задачу. Скреативно-катарсический кинематограф — это не какая-то новая форма религиозного искусства, а просто новый взгляд на актуальный архетип, который определяется всей историей человечества. Катарсис в катарсисе. Путный Путин. И вдруг выясняется, что эти люди, которые уже ничего не хотят, хотят только одного — лечь на дно и сказать: хватит. Хватит скрестись в грязи, хватит коптить небо. На фиг такое счастье! А мы его получим. Отличное признание, правда?

Скрепонавты в Скромлехе притихли. Все по очереди поднимались, садились на место и некоторое время неподвижно сидели. Николай, нахмурившись, смотрел на Гусева. Я заметил, что за время нашей беседы он стал на полголовы ниже и заметно раздобрел. Я решил тоже не оставаться в долгу.

— Скажите, Сергей, а почему в нашем цирке во время представления лев ходит на задних лапах? – спросил я. – Это что, вы сами придумали? Или кто-то вас просил? Вы просто не любите людей, Сергей, вот и все скрепы. И поделом вам. Ведь вы на самом деле – человеколюбец. Вы ведь даже чувство юмора у себя в душе сохранили.

Скрепль, январь 2000 года. Афанасий Скрепыхов, прозектор. Москва. Рублёвка. У любви двойная кожа. И золото у неё не снаружи, а внутри.