Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Chieftain

Эпический гимн на текущий момент

Ты можешь представить Т. Г. Шагинян в роли старой гангстерши? Если бы это было возможно, женщины вообще ходили бы в платьях, вместо того чтобы поднимать штангу. Представить её в мужских штанах довольно трудно — ей пришлось бы выдавить из себя слово «протез».

Но отношение к труду у нас было бы таким же. Труд у нас был бы бесплатным. Труд — это компенсация. Это компенсация нашему эволюционному скачку за последние пятьсот тысяч лет.

Мы научились обходиться меньшим количеством энергии. От неё невозможно так быстро перейти на новое энергообеспечение. Кто в этом виноват? Пропорции тела. Но разве нам сложно выглядеть еще моложе, чем сейчас? Наше тело построено так, что ему не грозит такой прогресс.

Я не хочу никого обидеть. Но мне хочется напомнить. Что это за эссе такое, которое было написано в конце прошлого века на английском языке и напечатано тиражом в тридцать тысяч экземпляров?

Один художник писал картину для репродукции. Он работал не больше шести часов в день. Она, безусловно, была шедевральной. Однако на репродукции художник выглядел гораздо хуже. Его работой можно было только любоваться. А перед нашими глазами сейчас стоит шедёвр. И вот этот художник из Австрии придумал следующую формулу успеха: он делал каждую неделю новую картину. Всю жизнь он начинал с одного и того же рисунка. Он работал над ним, доводил до совершенства и потом выкидывал. И потом уже делал следующий. От этого рисунков набиралось много. Это был такой аккумулятор для энергии. И вот ваш работодатель пишет прямо противоположное эссе. Какое это имеет отношение к жизни? Я не собираюсь затрагивать проблемы социальной справедливости или какой-то другой морали. Это ваше личное дело. А я хочу напомнить, что в этом эссе написано о главной составляющей успеха — о том, о чём вы и так знаете. В результате вы получаете именно то, о чем пишете.

Приведу пример. На каждом рынке есть торговцы. И если на этом рынке цена будет стремиться к нулю, вы тоже этого захотите. Все в конечном счете сводится к смене «Cheese-Nuts» на «Nuts-Life».

Скрепославль, канун катастрофы.
Chieftain

Интерлюдия

— Но в этот раз всё гораздо глобальней, готовится крах мирового масштаба. Хотя из зала об этом не видно, на самом деле он начинается с увольнения тех, кто обеспечивает мировой процесс. Кто делает этот поток чистым? Конечно, Путин. Что происходит в Москве? То же самое, только в больших масштабах. Этот русский духовный феномен называется «выстраивание планов на будущее». Скрепонавтика — высший вид русской метафизики, но она менее продвинутая, чем гештальт (то есть свод моральных, религиозных и прочих ценностей). Основную матрицу «выстраивания планов на будущее» формируют здесь, а не в Америке, потому что в Америке процесс идет более глубинным способом. Про этот процесс я подробно расскажу в следующей главе. Сейчас я хочу сказать о другом. Скрепозавры, вероятно, удерживают мир от коллапса. А когда приходит Пендос, мир рушится – и постепенно забывается сам этот процесс. Так же и древние скифы, караимы и иудеи, подпоясавшись ермолками, вспоминают о своих делах, предаются воспоминаниям и т. д. И говорят себе – всё, дальше будет только хуже, если мы не сложим ручки. Скрепоэтика, которая сегодня проявляется в политической реальности, должна быть направлена на создание безопасного пространства для этих групп людей, лишенных всех кармических пут путного социального творчества. А для этого необходима новая форма искусства. Такой формой является катарсис. Катархеза. Искусство, в котором все эти желания вполне воплощены, свободное от кармической двойственности, пропитано новаторским духом. Скрепоэтика катарсиса — и есть та задача, которую должна решить современная художественная культура. Скрепоэтика катарсиса, в которой нет страха перед расплатой за свои собственные амбиции, — так можно сформулировать основную задачу. Скреативно-катарсический кинематограф — это не какая-то новая форма религиозного искусства, а просто новый взгляд на актуальный архетип, который определяется всей историей человечества. Катарсис в катарсисе. Путный Путин. И вдруг выясняется, что эти люди, которые уже ничего не хотят, хотят только одного — лечь на дно и сказать: хватит. Хватит скрестись в грязи, хватит коптить небо. На фиг такое счастье! А мы его получим. Отличное признание, правда?

Скрепонавты в Скромлехе притихли. Все по очереди поднимались, садились на место и некоторое время неподвижно сидели. Николай, нахмурившись, смотрел на Гусева. Я заметил, что за время нашей беседы он стал на полголовы ниже и заметно раздобрел. Я решил тоже не оставаться в долгу.

— Скажите, Сергей, а почему в нашем цирке во время представления лев ходит на задних лапах? – спросил я. – Это что, вы сами придумали? Или кто-то вас просил? Вы просто не любите людей, Сергей, вот и все скрепы. И поделом вам. Ведь вы на самом деле – человеколюбец. Вы ведь даже чувство юмора у себя в душе сохранили.

Скрепль, январь 2000 года. Афанасий Скрепыхов, прозектор. Москва. Рублёвка. У любви двойная кожа. И золото у неё не снаружи, а внутри.
Chieftain

Duck in the wild-2

«На незнакомом языке, но на прекрасные мотивы. Обычно сюжеты о подобных событиях делают наши коллеги из национальной редакции «Вестей». На этот раз на фестиваль «Вепсская сказка» отправилась и «русскоязычный» корреспондент Екатерина Семенова. Что она узнала о национальном фольклоре и его носителях - следующий репортаж».

https://youtu.be/OlBySjzF58Q?t=38

тот же парнишка по-вепсски:

https://youtu.be/sdYRQLGLvis?t=70
Chieftain

Прохныч рецензирует новый роман

В журнале «Роллинг Стоунз» вышла отличная длинная статья про самого знаменитого неандертальца. Автор назвал ее «Черный цвет смерти». Статья начинается с такого вступления: «И в этой главе нет ни одного описания». Автор выдвигает на первый план первое предложение: «И в этой главе нет ни одного описания». Автор ставит запятую на полуслове. «Итак, — начинает он, — неандерталец продолжает свой путь». Далее автор подчеркивает одну новую особенность его тела, к которой приводит война. Эта особенность вот в чем: перед смертью он не живет… «То есть у него нет никакой жизни — остается только живая сила, которая оказывается полной противоположностью жизни». Значит, в момент смерти он не сливается со смертью — в этом нет ничего ужасного, потому что вся смерть и есть смерть. Так вот, описывая своего неандертальца, автор не называет его живым существом, а описывает, как какой-нибудь вурдалак рисует себе себе то, что хотел изобразить. Было бы понятно, что такая характеристика не находит в читателях поддержки, но это не так. Читатели тут же соглашаются с этим утверждением. Кроме того, автор очень удачно расположил факты в критической последовательности, в течение которой рассказ плавно переходит к описанию своего неандертальца. Это дает читателю чувство, что перед ним не пустая болтовня вроде тех диалогов, где автор главным образом заявляет, что мир для него просто маска, — вместо этого он получает некоторое представление о том, как на самом деле обстоят дела на самом деле. Эта возможность ему предоставляет сам рассказчик. Автор не вступает в диалог с читателем, но он является в нем действительным участником, что естественно для того, кто вообще интересуется современными научно-популярными жанрами неандертальского периода. А поскольку еще до рассказа было вполне достаточно свитков из раскопок и археологических описаний, для нового читателя не составляет труда поверить в реальность происходящего. Он находит аналогию с картиной Босха, изображенной в виде священной скрижали — и со счастливой улыбкой читает следующую фразу: «Я чувствую, что в моем сердце появилась искра божественного огня!» [21 — Там же. С. 327.]. Но читатель сам может объяснить, где находится эта искра. Он может, например, вспомнить о полотнах Е. И. Ренуара, на которых в несколько ракурсов представлена сюрреалистическая по своей природе система первобытного мышления, отличающаяся разнообразием и многообразием методов, используемых в процессе мышления. Аналогично он может вспомнить художественный фильм Дж. Хокинга «Орден Черного Льва», а также мультфильм «Алиса в стране чудес». Антисорокинги сегодня существуют в каждом обществе. Так же и в искусстве есть свой антисорокинг. «Все существо человеческого художника, — пишет Ежи Седак, — разрывается надвое — надломленное чадо мира сего и дух антисорокинга. Постзобализм есть антисорокинг, антиидеологизм есть антисорокинг, антисемитизм есть антисорокинг, антитеррокизм есть антитеррокинг…» [22 – Ежи Седак. Избранные произведения. М.; Л. 1937; С. 131–132.]. Если бы существование антисорокинга представляло собой действительно научную проблему, ее надо было бы решать кибернетикой. Постзобализм — часть культуры, которая работает уже не только в ноосфере, но и в сфере сознания современного человека. Антисорокинг — лишь первое поколение этой культуры. Или, как выражается Ежи Седак, постзобализм имеет наибольший потенциал, примерно как сознание антисемитизма. Сам Ежи Седак, уже через несколько лет после выхода своих работ, совершенно ясно показывает, как можно решить эту проблему. Уже в первых своих работах он выдвигает гипотезу о существовании того, что он называет протобесектом культуры — области «answer world» [23 – Подобия источника бытия.], являющейся его секретным оружием.

Скрепль однажды сказал: «О чем говорит физика? Никто точно не знает, что происходит, когда к ней приближаются две частицы. Первая останавливается, а вторая двинется дальше. Но их притягивает друг к другу, и происходит химический процесс. Этот процесс сопровождается концентрацией возбудимых веществ. После того как эти вещества в какой-то момент становятся достаточно близкими, начинается химическая реакция. В ней задействованы как тела, так и энергии…» [24 – Alien Rosenblatt, Nature and the Body: An Inquiry into the Life and Psychology of Nature, from the Right to the Right. New edition, Penguin Press, 1985. P. 25.]. Как правило, физику трудно обмануть подобными утверждениями. Дело в том, что протобесект, где происходят реакции, имеет внутри себя эти частицы.

Москва, Ленинград и Новосибирск — это параллельные протоки, но их протоки отличаются от нашей в следующем отношении: в обоих протоках существует специфическая энергия. Постзобализм антисорокинга — это не только научное безумие, но и ужас собственной участи. Это бунт против колоссальной энергии, дарованной нам жизнью.
Chieftain

Постправда и постъязык

Прохныч что-то чувствует. Ср.:

Может быть, впервые въ жизни я громко стала говорить: я — татарка. Мои татарскiя бабушки тоже были раскулачены. Я — носительница постпамяти объ ихъ страданiяхъ. И я противъ того, чтобы спекулировали на моей исторiи и превращали ее въ неосталинскiй фольклоръ (а именно это произошло въ серiалѣ).
Chieftain

Отчего бы в нынешнем Эрмитаже

не взять двухфутовый вистл и, пользуясь скрытым голосоведением, не взяться за BWV наше 565:

https://youtu.be/8p0qo30LUfo

(или это только настоящим цыганам под силу, типа Киннана?).

[не будет преувеличением предположить, что это самое транскрибируемое произведение всех времён и народов]

Chieftain

из стопщицкого фольклора (?) коде миксинг в действии

КАК НЕУДОБНО ВЫБИРАТЬСЯ ОТ ПАРОМНОГО ТЕРМИНАЛА ТУРКУ НА ТРАССУ E-18: Начинаем чертить в уме или на бумажке карту. За привязку берем находящийся рядом с паромными причиндалами замок Турун. Строго с запада на восток мимо него - за ним, если смотреть с моря - идет недлинная улица Linnankatu. Дуете по ней направо до начала Slottsgatan - довольно большой улицы, идущей на северо-восток вдоль городской реки Аура-йоки. Идете по ней до тех пор, пока она не кончится, уперевшись в широкую, идущую с северо-запада на юго-восток Aninkaistenkatu. Эта улица идет параллельно E-18, оставляя последнюю далеко к северо-востоку. По Aninkaistenkatu идете направо, переходя мост через Ауру, и вскоре выходите на большой перекресток - вашу улицу под прямым углом пересекает проспект Tavastgatan, а за ним Aninkaistenkatu меняет название на Uudenmaankatu. Не меняя направления дуете дальше до пересечения Uudenmaankatu с Osterlanggatan, свернув на которую налево - на северо-восток - через двадцать минут выходите на искомую Helsingforsgatan, Хельсинкский проспект, он же трасса E-18. По ней вам направо - пилить-пилить пешком до потери пульса. Однако учитывая вышесказанное, возможно имеет смысл выйти на Helsingforsgatan несколько раньше - либо свернув с Aninkaistenkatu на Tavastgatan, либо пройдя в самое начало Aninkaistenkatu (от места вашего выхода на нее - налево), - она как раз под прямым углом от делающей там крюк Helsingforsgatan отходит. Или упирается в нее, смотря как посмотреть. Короче, мне остается только ограничиться пожеланием успехов, - конечно, если вы хоть что-то разобрали из вышенаписанного.