Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Chieftain

Огни холодного Бельтайна

Огни холодного Бельтайна
или Осень жизни.

Серый котейка и розовая киса. Красная маска и зелёная луна. Трава и сосны. Лес и закат. Неспящие и мерцающие звёзды.

В Австралии есть ещё река, в которой водятся форель и морские огурцы. В России – её излучина.

Такой зверёк очень забавен. Во-первых, не так важно, чем он питается, а важно, в каком настроении находится.

Кастанеда объяснял это так: когда человек начинает видеть мир таким, какой он есть, он начинает видеть только деревья. И ещё белые звёзды. Я полотенцем вытер лицо и посмотрел на себя в зеркало. Похоже, что с моей рожей что-то не в порядке.

Огни холодного Бельтайна гасли. Над деревом зажигался фонарь, и я бросал в урну конверт.

Как драгоценным квасам с чекистами не примерять на лбах заплаты, так людям из живого мира не судить о мантре.

Как серым котейкам не ездить на задних лапках в гости к лосю и не слышать его рёва в короне над трясущимися плечами.

В 69-году был у нас в Дибунышвили актёр, который играл то ли Мальдорора, то ли Герцога. Он сказал что-то про мантры и мантические сферы, но я думаю, что про мантры он придумал просто из высокомерия.

Серый котейка думал, что всё на свете от него зависит. В индийской философии это называется карма.

Chieftain

Капустный листок

Все рождённые тени разлетаются в ничто,

не оставляя после себя ни звука, ни камня.

Там, где крутится миг, нет движения.

Там, где нет теченья, нет дна.

Там, где нет времени, нет дна.

Там, где нет пустоты, нет ничего.

Покой, непроницаемость, пустота.

Там, где нет ни начала, ни конца.

Там, где нет ничего, ничего.



Кастанеда так и говорил – вечный мега-мир един,

поскольку вся материя нашей вселенной –

это всего лишь фигуры бытия

в терминах «наша вселенная».

Она видима всем тем, кого наша жизнь

в конце концов сметёт с её поверхности,

как летящие за облаками огни,

тогда как невидимое неуловимо и неуничтожимо.



Егор Летов в эти годы много читал.

Серый котейка сперва слабо мяукал,

глядя на это, и пытался объяснить

Василию смысл фразы про палец

из левого глаза, но когда старый воин

почувствовал, что это совсем не человеческий язык,

он понял, что это что-то кошачье, и

Кастанеда приучил его есть много молока,

из чего он заключил, что это его домашний шифр.



Кастанеда и Егор в своих беседах с котом,

который был их последней надеждой,

хорошо знали, что такое искать,

и часто помогали друг другу.

Они так и не поняли, что у них была своя религия,

Кастанеда и Летов.



Кролик мусолил в ими же нарисованной тетрадке

классификацию зверей и птиц. Он очень-очень

любил это дело.



В 69-м году они стали учить испанского кота,

из того же самого котелка.



Я полотенцем набирал в ванну воду,

а Кастанеда тушил папиросу, в небо.

Намекал, что это символ.



Егор разбирался в компьютерах и неплохо справлялся с этой задачей.

Кастанеда говорил, что цель работы в том, чтобы не заморачиваться, а просто

говорить, что в Австралии есть такой зверёк — муфлон.

Все понимали, что он хотел сказать совсем другое, но его слушали.
Chieftain

Enter Sandman (Покойной ночи, малыши)

Видимо, Поляков был прав, когда говорил, что Бесстужев испортил его отношением к фене.

Поляков даже не просил, а буквально приказывал избавляться от мнящегося ему разгильдяйства, из-за которого он попал в кутузку. Смысл был в том, что Поляков видел бесполезность кропотливой работы Полушкина с его лексикой — даже если бы Бесстужев понял смысл его намеков, он не стал бы искать правильный угол. Главное — обрисовать цели партии, партии, в которой он состоит, добиться от нее доверия и, в идеале, карьерного роста. Достижение этих целей должно было обеспечить Полушкину стартовый капитал и реальные перспективы.

Бесстужев понимал, что в будущем у Полушкина эти возможности будут ограничены одним-двумя годами, и Полушкин потеряет доверие. Но не возвращаться же к чистому Родману, думал он с иронией. Поэтому он терпел все издевательства и следил за обстановкой в партии через тюремных надзирателей.

Вскоре Поляков издал запрет на использование Борзовым слов «маразм», «фармакология» и «сектанты», и Бесстужев вздохнул с облегчением. Теперь Полякову приходилось трудиться вдвое усерднее, чтобы сэкономить хоть какое-нибудь время. Через несколько лет он сделал для партии существенное открытие — среди отбывающих наказание есть люди, освоившие методику гипноза и способные руководить остальными. Бесстужев так гордился этим открытием, что позабыл о его последствиях.

Полякову потребовалось чуть больше года, чтобы раскрыть, какие разговоры ведут люди в камере, чтобы выяснить, кто и как пользуется методом гипноза. Он испытал гипноз на себе. По этому поводу Поляков написал гениальное сочинение, в котором довел значение гипноза до уровня религиозного откровения. Изучив методику, он опубликовал трактат под названием «Новая рознь», перевел его на пять языков, победил на многих олимпиадах и приступил к экспериментам по перенесению гипноза на собаку.

Особых результатов он не ожидал, поскольку в двадцатом веке без строгого контроля внушаемость собак почти ничем не отличалась от внушаемости человека.

Но Поляков ошибался. Щенком он перенес гипноз на собаку по кличке Князь. Она лежала на кровати, к которой он ее привязал, и спала. Поляков стал внушать ей, что она может спать сколько ей захочется, но только медленно и глубоко, потому что так ей удобнее будет засыпать. Щенок тут же уронил голову на лапы, совсем как во время обычного сна, и заснул. Поляков стал думать, что делать дальше, потому что разбудить пса мог только гипноз, и теперь уже самому надо было гипнотизировать его. Но во время гипнотизации у Полякова в голову стали приходить разные мысли. Щенок вдруг поднялся на лапы, зевнул и сказал, что спать не хочет. Тогда Поляков решил, что Князь ему просто врёт.
Chieftain

Прохныч к 44-му вопросу

Максим сказал: подобно психонавтам и баблонавтам должны быть скрепонавты

Аспиранты стояли в благоговейном молчании. Вадим только что поднял палец вровень с носом, чтобы обратить на себя внимание шефа, но тут раздался телефонный звонок, и Вадим вспомнил, что у него есть срочное сообщение. За ним появился с подносом Жора. На подносе были пирожные, запотевшие бутылки и записка. Скреативив бумагу, он взмахнул ею в воздухе и продекламировал: «Только тля правит миром! Скрепляйте и учите! Никто не должен забывать об этом! Пейте, воюйте и радуйтесь жизни! Мы существуем за счёт того, что у всех на виду! Слава!!!».

Collapse )
Chieftain

Голубиная грамматика

Luetuta kortti pylväässä olevassa lukijassa, jolloin järjestelmän tunnistettua käyttäjän, ovet avautuvat automaattisesti.

1. Luetuttaa «заставить дать себя прочитать» — каузатив от luettua; ?luettua «дать себя прочитать» — пассивный глагол от luettaa (а также партитив пассивного причастия прошедшего времени от lukea); luettaa «дать прочитать» — каузатив от lukea «читать»

Luetuta kortti «заставь карточку дать себя прочитать»

2. järjestelmän tunnistettua käyttäjän «после того, как система опознала пользователя»
здесь всё-таки имплицируется svo несмотря на омонимию падежей в ед

3a. ovet avautuvat automaattisesti «двери открываются автоматически» возвратный глагол

3b. ovet avataan automaattisesti «двери открывают(ся) автоматически» т. наз. «пассив» амбиперсонал, четвёртое лицо (можно пытаться вывести из направленного на агенс каузатива *ove- avaδ+tta+(k)+sen *«дверь заставляет кого-то открывать её»)

Задание для самостоятельной работы: сравните частоту появления 3a и 3b в корпусе при помощи какой-либо поисковой машины и уясните себе различие между возвратным глаголом и амбиперсоналом, в русском или шведском языках часто размытое.

[Из русского корпуса: изъясняются таким «русским» языком: «Глухари стреляются из ружей с собаками». Виталий Бианки.]
Chieftain

Прохныч к 101-му вопросу

Да я и не уверен, что слышал Максима. Так он будто кашлянул. Мне вообще кажется, что в этом контексте мы могли бы говорить о важности моральной нагрузки. Вот Максим хорошо подчеркнул важность происходящего. Ведь если по закону ты преступник, ты находишься под защитой государства, а если ты нормальный гражданин, то тебя защищают те, кто тебя защищает. Разве это не стоит внимания? Максим – очень умный человек. Нужно бы почаще хвалить его. Я думаю, Федор, что эти слова о моральной нагрузке относятся к тебе – я видел, как ты часто моргал. Считай это комплиментом. Твой умный ответ по-настоящему бодрит. Должен сказать, что я не совсем понял, как такое может быть моральной нагрузкой. «Пусть мудрствует, гордый и достойный». Что такое «достойный»? Хотел бы я это знать. Не могу понять. На самом деле все очень просто. Это когда твой ответ точно совпадает с ответом даже не мудрого человека, а просто неподражаемого юмориста. И еще, дорогой Федор, некоторые из этих слов относятся к событиям нашего времени, потому что мне кажется, что вскоре мы обязательно узнаем, как в таких случаях надо поступать. Точно установлено, что это сделать очень просто. Кстати, Федор? Как это случилось в вашем доме? Может быть, именно поэтому вы были здесь втроем? Если так, то это очень хорошо. Особенно в свете некоторых событий. Может быть, лучше во второй раз? Или пока только в третьей? И кстати, почему вы так смеетесь? Вот так: смеетесь, и все. Больше того, мне кажется, что это как раз очень важно. Федя, как тебя зовут? Не боишься показаться смешным? Извини, конечно, что я тебя так назвал… Что? Ах, да. Меня зовут Федор. И, если мне не изменяет память, ты спрашиваешь о той штуке, которую несешь при себе на теле? Это марксистский артефакт, который, как это часто бывает, приносит человеку просветление. Конечно, если умеешь им пользоваться. А если нет, никто в этом не виноват. Даже Маркс. Конечно, Маркс ничего плохого не думал. Ему просто хотелось заработать немного денег, и он с самого начала знал, что все как-то получится… Нет. Не угадал. Как раз наоборот: никто, похоже, ничего и не собирался делать, — в этом, как я сейчас выражаюсь, гротескном смешении. Как раз наоборот… Так. Сергей, как у вас там? Приступаем. Сейчас я кое-что тебе покажу. Ты, кажется, так и не ответил. Как тебя зовут? — Федя, не отвечай ему! Федя, не отвечай! Федя! Приступим? Так, так, так… Он что, совсем дурак? Кто ты, в самом деле? Зачем ты называешь это «водой»? Это… Это непроизносимое слово. Что? Отчего, от чего? От грязи? От дождя? Это и есть грязь? Когда это вы в последний раз разбирали канализацию? Почему вы всегда говорите, что вы инженеры, а иногда смотрите на эту свалку и… С какой стати вы не можете вообще ничего понять? Ну, хорошо. Сейчас я тебе объясню. А то, что ты сейчас видишь, ты увидел потому, что ты из грязи и когда-то в прошлой жизни был счастливым человеком. Очень счастливым. Знаешь, что такое счастье? Не знаешь… Понял. Теперь тебе понятно? С этой минуты ты уже не будешь таким несчастным. Когда ты будешь счастлив — в этом для тебя не будет ничего нового. Ты станешь уже счастливым на всю жизнь, и все. Понял? Понял, Федя? Понял? Именно на это он и надеялся. Он всегда так делал. Постепенно в его голове сформировалась мизансцена, которая сохранилась в его воображении много лет подряд. Не сразу, но он сумел немного воспроизвести ее в деталях, и его напор на Арагорна стал более осторожным. Это была сложная репетиция, в которой играл главный персонаж. Арагорн много раз делал вид, что никак не может понять, что происходит. Наконец он заговорил: «Это что такое?» «Это гора», — ответил Федя. «А что за гора?» «И еще это туман», — ответил Федя. «За туманом? — оживился Арагорн. — Туман и гора? Вы можете мне все объяснить?» «Да», — сказал Федя. «Только на следующий раз покороче», — попросил Арагорн. «Он и гири. Все эти вещи, о которых ты только что говорил…» — «Что?» — «Гири, чемпинг…» — «Что?», «Да нет… Просто я тебе кое-что объясню». Он опять замолчал. «А что?» — спросил Федя. «Пойдем отсюда», — сказал Арагорн и повернулся на другой бок. — «Пойдем отсюда?» — спросил Федя и засмеялся. «Пошли», — повторил Арагорн и поглядел ему прямо в глаза. «Погоди. О чем ты только думал?» — спросил Федя. «Это я очень быстро забыл. Давай пройдемся». Он взял его под руку и повел по направлению к дому. «А что ты хочешь сказать мне напоследок? Почему ты не думаешь о том, что будет дальше? Ты же умный парень. Почему ты молчишь? Почему ты ничего не хочешь мне сказать? Ты же любишь говорить!» — «Это я уже понял, — тихо сказал Федя. — Это ты дурак. Эх ты, мое бедное детство. Пошли». Он подхватил своего спутника под локоть и крепко прижал его к себе. «А что именно?» — спросил Арагорн. «Пошли!» — сказал он. Арагорн попытался вырваться, но Федин прием, по-видимому, не удался. «Пошли», — повторил он настойчиво. «Пошли, — опять повторил Арагорн, — ну что ты с собой хочешь сделать? Да тебя на улице завалят, как последнего свиного хряка». «Пошли», — ответил Федя. «Ну пошли же, — сказал Арагорн, — если ты меня так держишь, я сейчас упаду. Держи крепче. Что ты с собой хочешь сделать? Да тебя на улице завалят, как последнего свиного хряка». Арагорн с силой разжал пальцы и повалился на землю. «За что? — быстро спросил он, поднимаясь, — Что ты такое говоришь? Ты что, хочешь оскорбить меня и Кай-Та, да еще и постзобально? Да я тебя… Да я…» На это он не успел ничего сказать, потому что к ним бросилась огромная серая тень. Арагорн и Федя попятились назад. Чья-то невидимая лапа схватила их за руки и приподняла над землей. Страшный зеленый глаз глядел на них сверху. Он был немного похож на глаза Ка-Амина из походной школы, и поэтому казалось, что перед ними зеркало. Федя видел черную тушу с длинной белой шерстью, которая поднимала такую страшную морду, что ей можно было бы позавидовать. Из пасти зверя пахло болотной тиной, мокрой шерстью и чем-то вроде зверобоя — Феде показалось, что он узнает этот запах, и почему-то было от этого нехорошо.

Арагорн попросил изобразить движение выпущенного когтя, но, несмотря на это, Федя почувствовал головокружение и решил, что будет лучше, если он посидит на траве. Арагорн и Федя слезли, сели в траву и приготовились слушать. Белый зверь повернулся и потрусил в сторону далекой белой точки — кажется, это были пионерлагерь или какая-то пионерская столовая. Арагорн с Федей бросились за ним. Через несколько шагов они выдохлись и повалились на траву. Федя закрыл глаза, чтобы отогнать видение, и вдруг ему пришла в голову интересная мысль. Он попытался представить себе, как вели бы себя англичане в такой ситуации. Латвия или Австро-Венгрия были бы сметены, немцы и индусы истреблены, а англичане отстреливались бы друг от друга по одному.
Chieftain

Прохныч к 1-му вопросу

Аспирант спросил: Может ли собака вступить в КПСС?

Максим ответил: Му-му.

Комментарий Федора

«Ледокол» – это Collapse )
Расторгуево, июнь, 1962  г. ГАТХА «А» – АГЕНТЫ ГРАЖДАНСКОЙ ДЕПАРТИМЕНТАЦИИ.

ЮХАН КОНСТАНТИНОУ ВАЛЕНТИНУ, директору ГАИ СССР В ОККУПАНТНЫЙ МИР СССР.
От Моссовета к Леониду Ильичу Брежневу. Через Главное военно-инженерное управление ГАИ.