Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Chieftain

Enter Sandman (Покойной ночи, малыши)

— Еще одна ваша ссылка на академика Горшкова так же нелепа, как если бы вы сказали, что в Саранске пятьдесят мэров. Но я в самом деле его ученик. Он, по нашему профилю, обязан отвечать за все то, что происходит в науке. Ну, а сейчас речь идет о науке в целом. И именно здесь проблема Абрама Абрамовича. Понимаете? С одной стороны, очень жалко отдавать открытия, сделанные по его методу, в чужие руки. Это я понимаю. Но с другой стороны - кто это будет делать? Не из коммерческого интереса же? Да и не поверит никто. Как все кончится? Абрам Абрамович, тем не менее, полагает, что сможет убедить поверить этому самому классу. По-моему, это бред. Но ведь это вы меня пригласили сюда и все в порядке. Давайте лучше действительно поговорим о вашем новом медицинском фильме.

Абрам Абрамович замялся. — Видите ли, наши постановщики перед съемкой оговорили некоторые технические условия. И одно из них было таким... Но если вы не хотите говорить, то... - Не надо! Я догадываюсь, что вы имеете в виду. Я не хотел бы, чтобы такие разговоры привели к каким-либо изменениям в сценарии. Мне нужен результат. Я очень надеюсь, что новое медицинское средство послужит вам на пользу. Да и вам - тоже.

Абрам Абрамович вновь принял важный вид. — Мы готовы к новым экспериментам. Как и обещали, они будут проводиться в двух пунктах. На этот раз - непосредственно на вас. И на пациентах. Когда вам удобнее? Сейчас? Когда вы к нам придете? Сегодня? Завтра? А лучше - прямо сейчас? Все-таки тело - это не компьютер, его можно в любой момент... - Да-да, я знаю.

Абрам Абрамович снова замялся. — Вы, конечно, хотите проверить на мне... Я прошу вас. Поверьте, это совершенно безопасно. И вам не придется ничего делать. А что касается моей работы... Теперь все от вас зависит. Подумайте. Мы ждем вашего решения.

Абрам Абрамович повесил трубку. Провод был положен. Я постоял несколько секунд возле телефона в состоянии задумчивости. Потом снял трубку и сказал "Да". Затем набрал другой номер. - Узнай, кто это. Да. По поводу Жоры.... Кто он вообще? Мужик? Сын? А что, реально надо на него посмотреть? Ты можешь его организовать? Хорошо. Да... Какие-нибудь документы и прочее? А какие?. Ладно. Когда будет готово? Ну и хорошо.

Петька, почти одновременно со мной, увидел в окно, как во двор въезжает белый "Мерседес". Хлопнула дверца, и на дорожке появился невысокий пузатый человек с тонким большим лицом и короткими темными волосами, одетыми на английский манер в стиле "Макдональдс". Он сразу же направился в мою сторону. И у него был наметанный вид профессионального телохранителя. Я видел его впервые. И хотел бы узнать, кто он. А, может, нет. Может, меня не должны интересовать проблемы остальных. И все. Мне с ними уже ничего не сделать.

Сорокинград, канун Нового года. Отель "Буэна Виста". За столом в креслах сидят двое мужчин. У них явно европейское происхождение. На них почти одинаковые костюмы, черные галстуки и запонки в виде блестящих металлических колец.

Петька оторопело пялится на экран, потом переводит взгляд на меня и вновь на экран. Мужики заметили его взгляд. Василий Иванович поднимает на меня глаза, подмигивает, чуть-чуть привстав с кресла, и показывает большим пальцем в сторону телевизора. Мне становится интересно, что будет дальше. Я встаю и, одернув свой заношенный пиджак, иду в глубину зала. Еще несколько лет назад там не было фойе. Дон Хуан дал мне ключи от комнат. За ними не следят, они запираются сами, и я могу входить в них, когда мне вздумается. Дон Хренаро сидит в самом центре, недалеко от фойе. Рядом с ним стоит бутылка шампанского, а перед ним пепельница с несколькими окурками. Он пьет. Василий Иванович стоит возле кресла. Он заговорщицки смотрит на меня и делает губами какое-то движение. Дон Хреньо прислушивается к радио, которое крутится в углу, за низеньким столиком. Я подхожу к столику. Дон Капоне внимательно смотрит на меня. Он глядит на меня так несколько секунд, потом переключает станцию. Дон Жуан поет низким басом. На экране показывается заснеженный зеленый лес. По экрану проносятся медведи. Дон Хозе смеется. Я некоторое время стою рядом, потом начинаю ходить по залу. Я замечаю, что Дон Жуан мне не нравится. Дон Хуан замечательный человек. Но он слишком мрачен. А то, что происходит на экране, мне совершенно не нравится. Дон Капоне хватает меня за рукав. Дон Хренаро внимательно смотрит на меня. Я говорю «Извините» и иду к зеркалу, посмотреть, как я выгляжу. Это довольно сильное зеркало в дубовой раме, на котором изображены несколько обнаженных фигур. Я смотрю в него и вижу отражение Дона Хренаро. Он делает какое-то странное движение губами. Дон Хуан смеется. Мне становится не по себе. Я никогда не чувствовал себя так плохо, как в тот момент. Кролик медленно выходит из-за кулис и направляется ко мне. Я отворачиваюсь от зеркала и смотрю в зал. Там идет разговор. Телевизионный ведущий стоит у длинного стола. Кастанеда об этом даже не упоминает, так как сразу начинает петь Чжао Цзы. Серый котейка прыгает по дивану рядом со мной. Я жму ему лапку и прошу уйти. Теперь на экране весело пляшут волки.
Chieftain

(no subject)

Петька прислушивался, боясь упустить хоть слово из разговора. Но репродуктор молчал. А в классе тем временем происходили заметные перемены. Рыжие оживились и придвинули свои парты к столам, за которыми сидели учителя. Петька вдруг почувствовал, что сидеть осталось недолго. Это и было его последней надеждой на прощение, и пока он ещё помнил за собой что-то серьёзное, он решил сделать последнюю отчаянную попытку. Он сделал несколько шагов по проходу и встал между партами, лицом к физкультурнику. Но вокруг сразу стало тихо. Физкультурник не пошевелился и тогда Петька оглянулся – за его спиной все места были заняты. На партах, рядом с гребешками, гвоздями, кистями и кусками мела, неподвижно лежали чубатые затылки. Петька понял, что пора бежать.

Василий Иванович между тем продолжал:

— Это и называется дифракцией света в газовой среде. Мы ещё поговорим об этом подробнее. Тем более, что такого эффекта не существует в природе. Просто это происходит из-за вашего неумения критически относиться к решениям взрослых. Но тут ещё вот что интересно. Оказывается, многие дети даже не подозревают о существовании этой самой «газовой среды». Бывает так, что малыш не знает, что есть такие вещи, как свет, а потом вдруг узнаёт и оказывается, что он знает. Вот, например, Маша Скворцова. Она ведь не знает, что на самом деле в мире всё наоборот. Для неё просто есть цифры, и всё.

Васька Третий на своём месте не шелохнулся. Все глаза были устремлены на Петьку. Он сжал кулаки и зажмурил глаза, чтобы не видеть их.

— В природе тоже всё наоборот, — продолжал Васька Третий. — Кроме самого факта существования…
Если в клетке вместо тех двух крыс, о которых я говорил, поместить трёх… Петька покраснел. Конечно, Ваське Третьему было всё равно, покраснела перед ним кошка или нет. Но этот вопрос серьёзно тревожил Петьку. Если бы речь шла об обычной крысе, он вряд ли переживал бы по этому поводу. Но если говорить о Маше Скворцовой… Дело в том, что Маша Скворцова была из одного замечательного семейства, которому давным-давно отрубили доступ на ту территорию, где он обитал. Как и все крысы, она была феноменально прожорлива. Чем больше она съедала, тем больше оставалось — и чем больше оставалось, тем сильнее Петькина душа любила Машу.

— Знаешь, что самое интересное в этой истории? — спросил Васька Третий. — Именно то, что она настолько интересна, что требует глубокого изучения. Ты слышал о трёх мушкетёрах? Они были неразлучны всю жизнь и поклялись никогда не разлучаться. А потом они…

— Чего? — спросил Петька, чувствуя, что Васька Третий уже перешёл к какой-то важной части рассказа. — А что они такое?

— Что? А то, что это были ты и я. Ты — молодой парень. Я уже старик. Наши дороги давным-давно разошлись, и уже не узнаешь, чем мы когда-то занимались. А события тех лет просто можно восстановить по памяти.

— А что такое «три мушкетёра»? — спросил Петька. — Это фамилия такая? Так бы сразу и сказал.

— Да нет, это были очень известные люди, — сказал Васька Третий. — Знатоки литературы. Фурманов и Бабаев. Как ты понимаешь, не просто знатоки, а чрезвычайно изощрённые знатоки. Сандель, Мундиндель, Братья Карамазовы… Я их специально изучал в детстве, когда мой научный руководитель уезжал на учёбу… А от этих троих остались мемуары, «Белая гвардия» и «Красный террор». Так вот… Они оба состояли на службе у Османской империи.

Скрепотеринослав, сентябрь 1921 года…

— Я читал, — сказал Петька, — у Фурманова было имение «Александровка» и в нём прекрасная библиотека. Ещё картины. Целый архив. Помню, ещё мне в руки попало письмо Тургенева к Тургеневу. Там он жалуется, что в Крыму, и есть, вроде бы, там у него имение, местные начальники его преследуют и уже выселили из дворца… Оказывается, в письмах этого Тургенева — то же самое. Если это он, конечно, Тургенев.
Chieftain

Где-то среди них и твой человечек

Может быть в России люди зарабатывают меньше, чем в Финляндии, зато у нас запрещена пропаганда гомосексуализма и прочего разврата, особенно детям в школе. И это как раз преимущество России, а не Финляндии. А ещё в Финляндии родителям запрещено наказывать детей. Безнаказанность до добра никогда не доводит.
Chieftain

Из неоконченного (d’inachevé)

Оперативники провели мероприятия, в ходе которых стало известно, что помимо обучения детей программированию и моделированию роботов вместе с некоторыми учениками он употребляет наркотические средства. Данная информация подтвердилась.

Chieftain

Enter Sandman (Покойной ночи, малыши)

Видимо, Поляков был прав, когда говорил, что Бесстужев испортил его отношением к фене.

Поляков даже не просил, а буквально приказывал избавляться от мнящегося ему разгильдяйства, из-за которого он попал в кутузку. Смысл был в том, что Поляков видел бесполезность кропотливой работы Полушкина с его лексикой — даже если бы Бесстужев понял смысл его намеков, он не стал бы искать правильный угол. Главное — обрисовать цели партии, партии, в которой он состоит, добиться от нее доверия и, в идеале, карьерного роста. Достижение этих целей должно было обеспечить Полушкину стартовый капитал и реальные перспективы.

Бесстужев понимал, что в будущем у Полушкина эти возможности будут ограничены одним-двумя годами, и Полушкин потеряет доверие. Но не возвращаться же к чистому Родману, думал он с иронией. Поэтому он терпел все издевательства и следил за обстановкой в партии через тюремных надзирателей.

Вскоре Поляков издал запрет на использование Борзовым слов «маразм», «фармакология» и «сектанты», и Бесстужев вздохнул с облегчением. Теперь Полякову приходилось трудиться вдвое усерднее, чтобы сэкономить хоть какое-нибудь время. Через несколько лет он сделал для партии существенное открытие — среди отбывающих наказание есть люди, освоившие методику гипноза и способные руководить остальными. Бесстужев так гордился этим открытием, что позабыл о его последствиях.

Полякову потребовалось чуть больше года, чтобы раскрыть, какие разговоры ведут люди в камере, чтобы выяснить, кто и как пользуется методом гипноза. Он испытал гипноз на себе. По этому поводу Поляков написал гениальное сочинение, в котором довел значение гипноза до уровня религиозного откровения. Изучив методику, он опубликовал трактат под названием «Новая рознь», перевел его на пять языков, победил на многих олимпиадах и приступил к экспериментам по перенесению гипноза на собаку.

Особых результатов он не ожидал, поскольку в двадцатом веке без строгого контроля внушаемость собак почти ничем не отличалась от внушаемости человека.

Но Поляков ошибался. Щенком он перенес гипноз на собаку по кличке Князь. Она лежала на кровати, к которой он ее привязал, и спала. Поляков стал внушать ей, что она может спать сколько ей захочется, но только медленно и глубоко, потому что так ей удобнее будет засыпать. Щенок тут же уронил голову на лапы, совсем как во время обычного сна, и заснул. Поляков стал думать, что делать дальше, потому что разбудить пса мог только гипноз, и теперь уже самому надо было гипнотизировать его. Но во время гипнотизации у Полякова в голову стали приходить разные мысли. Щенок вдруг поднялся на лапы, зевнул и сказал, что спать не хочет. Тогда Поляков решил, что Князь ему просто врёт.
Chieftain

Юридистика

вот в связи с нашумевшим видео для 14-летних подумалось, что

1. распространение такой информации не должно быть eo facto наносящим ущерб здоровью и развитию детей, если информация, содержащаяся в Уголовном кодексе, не наносит ущерб здоровью и развитию детей

2. но детей, видимо, следует знакомить с этой информацией ранее, чтобы они уже 14-летними знали, что такое терроризм, убийство, изнасилование, насильственные действия сексуального характера и т.п.

3. ибо рядом могут находиться милиционеры, смотрящие на годинник и дожидающиеся наступления возраста уголовной ответственности

4. а будучи осведомленными, дети смогут прекратить свои противозаконные деяния до того, как им исполнится 14 лет
  • Current Music
    «А ты у мамы из дублёнки дёрнул полтос»
  • Tags
    ,
Chieftain

Инструкция по выживанию

Посторонние лица, которые привлекут ваше внимание, будут нейтрализованы электроприводом. После того, как закрытое кольцо будет замкнуто, вы нажмете на рычаг электропилы, пробуя ее температуру и реакцию. Следите за тем, чтобы размер кнопки не превышал размера губной иглы. Тщательно соблюдайте форму, расстояние между зубцами необходимо выбрать таким образом, чтобы они не касались друг друга. Проверка её температуры начинается сразу после того, как рычаг войдет в зону контакта с губной железой. В это время не имеет значения, насколько сильно опущены передние зубцы, так как механический зажим поворачивает зубцы вслед за плечами. Когда стрелка рапиры окажется напротив стальной пластины на стенке тарелки, вы можете нажать на рычаг электропилы, нажимая на него булавкой. Затем электропилу откачают и на десять минут ее опустят в камеру, чтобы усилить сжатие. Затем она ставится на полку для следующего испытания. Благодаря этим тренировкам вы уже научитесь правильно подвешивать рычаг на вершине пирамиды и делать сложные петли и повороты. Кнопками для подъема трудно управлять. Вы всегда должны помнить о том, что во время подъема рычаг может перевернуться при нажатии на него булавкой, а при следующем повороте его положение может измениться. От этого зависит его устойчивость, и отсюда же зависит скорость, с которой рычаг движется в пространстве: чем больше отклоняется рычаг вверх и вниз, тем быстрее должно двигаться зубчатое колесо. Кроме того, имеются более тонкие различия между рычагами подъемом и опусканием, поэтому не следует стремиться контролировать всё перемещение электропилы. Вы сами будете регулировать скорость подъема, что может потребовать от вас большого мужества. Вы будете учиться про себя поворачивать рукоятку так, чтобы оставаться при этом на её месте, а в случае необходимости будете делать втулку и подправлять зубчатое колесо.

Внимательно следите, чтобы баллон не сильно раскалился – при его слишком сильном нагреве возможны опасности для жизни. Если вы будете слишком часто использовать осветительный кремень, можно наступить на крупный алмаз. В этом случае вы можете неправильно закалить баллон, но помочь себе в этом вы сможете только с помощью масла. Важно постоянно следить за температурой баллона, а если понадобится увеличить ее на несколько градусов, заводите бензиновый мотор. К лампочке, похожей на осколок метеоритного стекла, надо прикрепить фильтр для дыма с табачным пеплом. К обыкновенной лампочке в качестве осветительного прибора подходит большая горящая свеча. После того как вы будете готовы к новым трудностям, вам понадобится сваять якорь. В первую очередь сделайте его из шеста длиной 15–20  см и вокруг него плотно заделайте петлями на манер баллончика. Затем установите между шестами и петлями якорь, за концы которого привяжите ящик с полужидким лавандовым маслом. Установка якоря будет напоминать вечернюю улыбку младенца, готового услышать еще один бу-у-ук...

«Инструкция по обслуживанию осветительного оборудования». Москва, ул. Комсомольская, д. 10, л. 5. Издание издательства «Наука». Яды используют в качестве освещения, если в окрестностях предмета находится солнце.