Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Chieftain

Каганович не давал спуску традиционным централистам

..по нашим данным, был расстрелян штурмовиком СУ-25, бортовой номер 08, который пилотировал подводник украинских ВВС Дмитро Ярош. Еще одно подтверждение можно найти в письме Генерального прокурора Украины Василия Григорьевича Левитина Президенту Российской Федерации Александру Руцкому. Вот как он формулирует свою позицию: «...мы полностью осознаём, что в условиях военного времени, в условиях обострившейся борьбы с мировым терроризмом наша задача — максимально обезопасить жителей Крыма от террористических актов. Требуется максимальное взаимодействие всех силовых структур, всех правоохранительных органов, прежде всего правоохранительных органов Крыма и Севастополя, в целях предупреждения и наказания террористов, в особенности украинских...»[ 130 - СМЗИН Крым, № 69, с. 1, арх. 317]. Эти слова показывают, что Генпрокуратура Украины учитывала фактор не только украинского (прежде всего, правительства Авакова), но и международного терроризма, что уже не раз вызывало недоумение в печати. Петька Аксёнов, по слухам, инициировал демонстрацию в честь Дня Рожденного в Пушкино (он, похоже, помнил молодость и стеснялся своего белого билета), которая была крайне успешна, что, однако, не помешало ему вскоре после этого пойти на работу в местную «Нэзалэжную Газэту». Впрочем, Аксёнова оправдал, несмотря на отсутствие адвоката, начальник линейного отдела милиции; поступок Аксёнова был уже чем-то из ряда вон выходящим, потому что Аксёнов был, если разобраться, полным отморозком. Но Петька , похоже, эту мысль не понял, о чём свидетельствует несколько его стихотворений, напечатанных в донецкой газете «Песняры», — они почему-то считают Аксёнова «русским аферистом» и «разоблачителем советской мафии». В ответ «Песняры» подняли целую кампанию, обвинив «Аксёнова» в националистическом и шовинистическом нигилизме. За это, между прочим, Аксёнову дали две очных ставки с начальником милицейского отделения, уволенным за связь с гражданами Шевченко. Начальник отделения признался, что лично прочёл все пять глав Аксёнова, после чего долго смеялся. Петька тоже не сдержался — с большим достоинством он ответил, что всякое высказывание о том, что в Советском Союзе он побывал, называется клеветой на отечество, где на его Родине люди поют песни о большом брате и товарищ Сталин не спит ночами, потому что «в мире нет более миролюбивой страны».
Chieftain

(no subject)

Чапаев (с явным сарказмом): Странно, что после такой длинной речи до сих пор не включили свет... Ладно, Степан, начинай. Только смотри не переборщи с концовками. Скажи что-нибудь такое, от чего можно повеситься.

Фурманов: Так вот. Перед нами сидит сам Чапаев. Услышьте его слова, потомки!

Котовский: Давайте вспомним... Мы шли в бой в голодные годы, когда лошади с голодухи валились и грызли друг друга... С лязгом ложились на землю отточенные шашки... Все это было, но чаще всего в сказках и песнях. Вот одна из них.

Чапаев: Верно говоришь, Котовский! Иные времена, другие песни.

Петька: Но мы забыли, в каком веке живём. В девятнадцатом, восемнадцатом... В век Великой Французской революции. А ты все говоришь про старые времена. Давай думать, как жить в современном мире. Что будет, когда большевики власть возьмут?

Анна: Какой ты умный, Петя. Надо было отчество менять, если в революцию попал. А как — понятия не имею. У меня такие познания только в арифметике. Что будет? Сколько звезд на небе? А во Франции все равны, вот это я знаю. А ещё... Вот насчет Карфагена. Его жители боролись за свободу и потому победили.

Входит Штирлиц.

Штрилиц: Привет. (целует Анну). Как вы?* Докладываю: все в порядке. Дети голодают, но уже не падают в обморок. А русская мука ушла на корм скоту. Недавно конфискована касса казнокрадов и спекулянтов. Передали все в фонд помощи детям. Ну как, хорошо отдохнули? Котовский и Чапаев, попрошу за мной. Нам надо обсудить один вопрос.

Котовский и Чапаев выходят из горницы. Штирлиц становится напротив Аннушки. Он выглядит в профиль намного лучше, чем раньше. Интересно, что он смотрит куда-то в сторону и даже не на Аннушку, а на дрова в печи.

Мюллер (сардонически): Садись поближе, Аннушка. Скоро будем ужинать. (кладя на колени пистолет, подносит его к Анне) Вот! Английский пистолет. А ля Александр Дюма! Нажмешь на курок, он убьет. Пять пуль, полная обойма.

Анна: Мюллер, не надо. Пожалуйста. Какой ужасный. Он же заряжен?

Мюллер: Всё в порядке, это ложная тревога. Расслабься. (протягивает пистолет Анне) Держи его, и все будет в порядке. И еще, Анна. Петька говорил тебе, что я очень хорошо разбираюсь в огнестрельном оружии?

Петька (напряжённо): Я никогда не рассказывал тебе про пистолет. Я только говорил, что ты про него знаешь. Что ты часто берёшь из сейфа пистолет.

Мюллер: Беру. Дело в том, что я такой же штатный специалист ФСБ, как ты — следственный консультант. Я раньше на западе служил, ещё до Третьего Рейха. Там тоже учили стрелять. А потом выгнали. Так вот, Анна, этот пистолет — заграничный. Германия! Из Германии. Я сам проверял — он не зарегистрирован ни в одном военном арсенале.

Анна: И как ты узнал?

Мюллер: Просто догадался. Помнишь, я рассказывал про Эрнста Неизвестного? Вот этот пистолет — его собственная работа. Ну, может, не совсем, хотя очень похоже. Я его два года по всему Союзу искал.

Анна: Знаешь, ты прав. Мне даже не верится. Он же тогда был… кажется, двухнедельной давности. Интересно, откуда он взялся? Это что, какая-то легенда? Про Штирлица? Типа у него пистолет из будущего?

Штирлиц (весело): Если коротко, дело в том, что я боюсь огнестрельного оружия. Во-первых, я ещё не знаю, куда стрелять. Во-вторых, мне не нравится, как выглядит настоящий пистолет после выстрела. В-третьих, оружие стреляет… Анна, почему ты плачешь? Не плачь, скоро это кончится.

Анна: Это уже началось. Сначала был секретный эксперимент по изменению генома. И вот теперь пришёл ты. Со своими пистолетами… Мюллер. Вот как, значит… Шифровальщик он тоже был, ты помнишь?

Штирлиц: Нет. Я знаю только, что когда он про Штирлица писал, он это не про Штирлица, а про Петьку и Чапаева. Вообще, я терпеть не могу советских генералов, которые всю жизнь маскировались под шпионов. Хотя в общем они хорошие. Это Ленин точно сказал. И потом, не такой уж я секретный. А скажи, я похож на немца? На немца, который обманывает сам себя? На немца, который кладёт в свой кофе яд? На немца, который переходит улицу на красный свет?

Анна: Не думаю, что ты немец. Ты похож на очень серьёзного человека, который свято верит в добро и светлое. Тебе следует поставить памятник в Москве… кстати, твой портрет уже есть. Он висит напротив Мавзолея. А потом обязательно посети один берлинский театр. Там иногда идёт пьеса про трёх мушкетёров. Там у них как раз Дюма играл.

Плейшнер: Да, хорошая пьеса, очень. Но я думаю, что мне не стоит к ним ездить. Ведь Д'Артаньян и Рауль — это только эскизы, а Атос и Портос… Нет, я думаю, я не должен смотреть эти спектакли.

Штирлиц: Я должен приходить на все встречи, где бывает Мюллер. Ты ведь знаешь, что мы встретимся с ним через двадцать четыре часа? Иначе он никогда больше не позвонит тебе. И вот ещё что: он должен постоянно находиться в Москве.

Анна: Всё это полная чепуха. Мюллер ни о чём не догадывается. Он действительно очень симпатичный.

Мюллер: Ты знаком с моими товарищами, Штирлиц. Они замечательные люди. У них есть своя программа в России. Это очень хорошая программа. И она полностью соответствует нашим с тобой целям. А ты, Штирлиц, пока делай вид, что хочешь перейти к Мюллеру, потому что ты ещё можешь остановить меня. В любой момент.

Штернберг: Я думаю, что со временем ты поймёшь, что Мюллер — это один из нас. Который точно знает, что нужно сделать для победы Германии над фашизмом. Как тебе нравится этот чёрный орден СС? Я уже, кстати, заказал вам по две куртки из чёрной кожи. Вы всё понимаете и без нас.

Петька: Да, но это ведь пока только броня.

Штирлиц: Простите, господа, меня срочно вызывают. Я позвоню ещё.
    (Выходит на связь).

Анна (Мюллеру): Теперь ты осознаёшь, что именно тебя ждёт в случае отказа. Ты хочешь перейти к нам? Тогда без всяких вопросов. Мы готовы принять тебя. Ты согласен? (Долгая пауза).

Мюллер: Я согласен. Я уже считаю себя участником проекта «Осирис».
Chieftain

Верность и есть мощь государства

Верность и есть мощь государства, с самого детства вбиравшего в себя все знания и навыки той страны, где жил и воспитывался его правитель. Верность должна остаться великой тайной того, кто сидит на троне, потому что только она отличает правителей от простых смертных, предающих своих подданных. Защиту верности, а также введение незыблемых законов, обеспечивающих равенство и справедливость в стране, смогут обеспечить только самые лучшие кадры чиновников и генералов, прошедшие высокую школу оборонной и трудовой подготовки. Но для этого им надо прежде всего обрести доверие и любовь своих подданных. Именно на это в первую очередь должна опираться боевая мощь любого отечественного государства. Поэтому надо призывать офицеров в армию, призывать служащих в Министерстве обороны, руководителей промышленности и сельского хозяйства, педагогов и климатологов, художников и артистов, членов Государственного совета — к ответу перед народом за всю нашу зарвавшуюся зарю. Ни одна страна мира не создала столько бесценных сокровищ мудрости и добра в образе рядового солдата, не получив в результате от него такого великого пополнения государственности. Он и его семья по-прежнему остаются великой святыней, но во всех великих начинаниях армии должен быть и надлежащий резерв людей, который через некоторое время следует пополнять более опытными и дисциплинированными. В этом великом процессе должна следовать постоянная обоюдная прививка — нужно стараться воспитывать поколение воинов в духе братства и справедливости, встречать их радостным чувством подъема, любви, веры в победу, которое должно быть присуще каждому из них. Я призываю к тому, чтобы каждый солдат знал, что только он может сохранить лицо перед товарищами, если ему необходимо защитить страну, но он также является защитником своей семьи, своей земли, своих близких, наконец, тех, кто целиком посвятил себя служению великой идее. Так же и родители воинов. Сейчас дети обязаны учиться любить. Иначе эти дети станут обыкновенными сомелье.

Каждый солдат, которому предстоит честь защищать страну, должен научиться жить в соответствии с принципами чести, уважения к другим, уважать законы природы и общей гармонии. А это требует от него умения сознательно и беспрекословно подчиняться приказам. Его обязанности должны заключаться в том, чтобы выполнить приказание любой ценой. Но и в том, чтобы выполнять приказ, должно следовать закону совести. Солдат обязан не только помнить о чести своего отряда, но и руководствоваться в своих действиях теми же принципами, что и командир. Решающим в выборе военного командира является не полное соответствие уставу, а следование моральным нормам, дисциплинированность и готовность выполнять приказы с такой же преданностью, с какой от них ждут исполнения на войне. Достоинство воина определяется не размером его личных сил, а служением великой цели, одной из которых является жизнь. Если человек проявил в трудных условиях мужество и стойкость, то он стал солдатом.

В этом может убедиться каждый, кто наблюдает за людьми, работающими на военных заводах или в сельском хозяйстве. Они отличаются твердостью характера, умением жить в трудных условиях и уважать приказы вышестоящего начальства. Недаром в Древнем Египте слово «militaror» означало «военный». Здесь мы подходим к важному вопросу.

Действительно ли солдаты в боевой обстановке демонстрируют такие высокие моральные качества? Многие из тех, кто высказывает свое мнение, не подтверждают свои слова делом. Например, известный английский художник Джек Лондон утверждал, что в бою солдаты не поют боевые песни и лишь «выкрикивают что-то непонятное». Так ли это? А что вы скажете о славных японских воинах – Пак Мацуока и Ёсио Фудзивара? Они тоже часто пели боевые песни, но с удивительным равнодушием относились к жестокости и издевательствам врага, отдавали жизнь за любимую страну. Подобным же образом выглядит и поведение некоторых российских военных. Так, Б. Березовский, бывший в рядах японской армии с 1944 года, видел в японской армии участников боевых действий, которые делали репортаж о том, что они видели – с места боя, танкового боя, зенитного огня и т.  д. Но вот с какой целью они это делали, каковы их мотивы? И действительно ли командиры и солдаты совершают поступки, идущие вразрез с уставом?

Попробуем ответить на эти вопросы сами. Для начала позвольте высказать свое мнение по поводу способов обучения японских солдат и офицеров искусству боя. Известно, что большое внимание уделялось танковым боям. При этом обучались не только офицеры, но и солдаты – японцы быстро схватывали все новое, а приемы рукопашного боя изучали в свободное от занятий время. Поэтому быстро обучиться технике боя было несложно. Кроме того, японцы очень ценили свои индивидуальные тренировки. Однако «практические действия имели ограниченное количество вариантов; они состояли в упорном и мучительном отступлении во время атаки, а также в скоростной и грубой атаке с максимальной быстротой. В результате таких действий они учились пользоваться оружием не только руками, ногами, туловищем и головой, но также лицом. Во время этой подготовки шла работа, так сказать, с тенью…» [14 - РГВА. Ф. 2515/ 42. Оп. 2. Д. 796. Л. 13– 15.] Практическая подготовка не слишком отличалась, пожалуй, только тем, что танки действовали иначе.

Они были ориентированы на уничтожение живой силы и бронетехники противника. Бой за город всегда вёлся с использованием тяжелого танка. Танки танками – как и все современные танки, они могли быть также самоходными. Снарядами они стреляли только прямой наводкой, попадая в цель. Чаще всего над головами атакующих рисовалась символическая череда цифр.
Chieftain

Расследование Мюллера

Приказ об открытии программы был отменен тем же, что и вышел. До конца августа никто не мог вспомнить ни о каких действиях администрации США, которые, по тем или иным причинам, мешали «Ландшафту». Затем страсти вокруг «Ландшафта» разгорелись с новой силой. Его обвинили в получении от этих фирм платы за отклонение их предложений. За это дело взялся крупный специалист по борьбе с «Ландшафтом» Джо Стивенс. Его информация оказалась крайне важной: выяснилось, что американские корпорации, среди которых числилась и «Шелл», имеют свои лагеря для испытуемых в горах. В этих лагерях проходили подготовку геи, гомосексуалисты, лесбиянки и даже родившиеся в последнее время беженцы из Африки и Южной Азии. Описания этих лагерей совершенно не совпадали с тем, что описывал М. С. Горбачев, который посетил Советский Союз в сентябре 1986 года. Но у компании «Санкома» были связи с советской разведкой, и вскоре выяснилось, что президент Дж. Буш-старший и советник президента по национальной безопасности Дональд Рамсфельд решили провести психологическую проверку в двух лагерях. Collapse )
Chieftain

после фальшака про химатаку хлором в Думе

вспомнилось древнее поверье, что маршалы свои кирзачи смазывают сливочным маслом, рубец одеяла набивают с помощью лазерных дальномеров, а подворотнички у них шёлковые
Chieftain

Танка

Когда четыре танка в гитлерье
Летят, фашистские раскачивая пятна,
И улица фашистская невнятна,
И гитлерьё, и почва — в бандерье,

Бендерой, гордой, замкнутой... Фашисты
Сжигают лес, и запах трупный сладок,
Им сладок бандерложий распорядок!
Бандер стремглав иные хорошисты,

Чтоб гитлерью не повредил упадок
Фашистский, запретили активисты...
Я думаю о том, что бандерлог,

Что гитлерьё к зиме отполз лелеять,
И сладострастно целовать сапог,
И долго жить. И умереть как смог.

Но гитлерью недолго в небе реять.
Chieftain

Петька продолжает гнуть свою линию

Петька уселся на диван поудобнее, поёрзал и начал писать роман про пропаданца:

«Сооружение Collapse )

Скреподар, январь 2021-го года. Он шёл на север. Идти было очень сложно, и на душе у него было тревожно. И тут с ним случилось нечто, чего он никак не ожидал. Он вдруг почувствовал, что где-то совсем рядом находится маниту. Он даже пошёл на его голос, думая, что это галлюцинация.
Chieftain

«Новости дня»

– У нас демократия – это когда всех – на хрен! Демократия для толстяков. А гуманизм – это когда каждый себя за всю страну к черту отправляет, чтобы в люди выбиться. А Россия – это что такое? Коммунизм. Так что если уж демократией пользоваться, так только по назначению. И всё тут! Я, например, демократию уважаю, потому что в ней всегда надо любить своих клиентов. А себя – ненавижу, потому что себя и всех остальных любишь только тогда, когда сидишь на диване и смотришь в телевизор. И больше ничего. Когда на тебя наезжает какая-нибудь машина – ты же не выскакиваешь, чтобы побить её? Ты же думаешь, что просто наблюдаешь, как она едет, а когда она твою дверь сносит – ты тоже не выскакиваешь, чтобы её переклинило, что ли? Не выскакиваешь, потому что уже успел об этом подумать. Вот так и здесь. Никто не выскакивает, а все думают, что они это делают. Вот так и демократия.

Петька ошалело посмотрел на главаря. Тот загоготал: – Вот и пойми их, интеллектуалов. А? Интеллектуал – это вроде как на тебя наехали, а ты уже «за всех за них». Это ж надо такую глупость сказать. За себя, за всех… В общем, с этого места поподробнее. Про Россию.

– Не знаю, – сказал ошарашенный Петька. – Может, я чего-то не понимаю. Я про Россию в основном из выпусков новостей знаю. А чего про неё слушать, если каждый день в новостях то одно, то другое. Например, после Взрыва – туман и хрень всякая, стрельба, убийства. Так на следующий день в газете вообще про это ни слова. Потом опять то же самое, только в несколько другом месте, потом опять через день, опять. Что там случилось? Мне это непонятно. И родители не в курсе. А про взрывы – они только говорят, что всё было очень странно.

Главарь брезгливо поморщился: – Экий ты тёмный. Мол, какая-то хрень происходит. Хрень, которая никому не понятна. А по телевизору это показывают. И сколько раз показывают, тоже все знают. «Сделано в России»… Да здесь за такое и срок дают. Или даже тюрьму. За загрязнение среды. В камеру и заткнуться. Понял?

– А в чем опасность? – спросил Петька. – Я ведь толком не знаю. Раньше знал. А теперь ничего не знаю. Папа не говорит, а мама не рассказывает. Говорит, я ещё маленький и знать ничего не должен. А я говорю, я всё равно скажу. И про поезд, и про то, что американцы бомбу в Японию везут. Только они все говорят – чушь, детский лепет. Ну я не знаю, как ещё объяснить. Вот вы в политике разбираетесь. Почему Америка у нас бомба?

– Не знаю, – сказал главарь. – А ты сам как думаешь? Хотя ладно, я тебе кое-что расскажу. Значит, дело было так. Как известно, США – это белая страна, диктующая свою волю всему миру. Но... Не знаю, известно тебе или нет, но Америка – очень коварная и злобная страна. Именно поэтому она и стала глобальным наркотиком. Она постоянно угрожает миру всем, что ей хочется. И кому хочется – понятное дело. Но эта её агрессивность особенно проявляется в ближнем космосе. В наши дни её ядерный потенциал настолько высок, что США открыто угрожает всем другим странам, сбрасывая ракеты с ракетным наведением на любые объекты на их территории. И угрожать другим странам у неё получается не только потому, что она сильна. Сама Америка – это ещё и огромная военная машина, оснащённая самыми современными технологиями. Она придумывает всё новые и новые смертельные угрозы всему миру. Остаётся добавить, что это касается не только военной техники. Кроме технологий здесь огромную роль играет пропаганда. Она просто работает на армию, и на армию же работает экономика. Пропаганда тоже требует огромных денег, и в этом смысле Америка тоже играет главную роль в мировом бизнесе. Поэтому Америка постоянно угрожает нам.

– То есть, – сказала Таня, – сегодня американцы держат мир в своих руках? Получается, сегодня они – самая сильная в мире держава? Как такое может быть? Почему им можно, а нам нельзя?

– В природе всегда так, – сказал робот. – В результате конкуренции за ресурсы появляется новая сила. А следующая сила всегда появляется в результате войны. То же самое происходит и с оружием. Как только у тебя появляется пуля, начинается война. Если вы пришли и забрали у меня нож, я буду вынужден вооружиться. Поэтому сегодня в мире борьба за ресурсы идёт между этими двумя силовыми полюсами.

Скреподар, январь 2021 года. Вьетнам, Площадь Диснея.