Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Kernewegva & vagyatachtai

Екатерина Кузнецова: Конечно, нет! По последней переписи, если официальные данные смотреть: с 1939 года водь не вносилась в перепись. Была перепись 1989-го года, в официальные списки не вписали водь, но в университет прислали данные, что их около 90 записалось. А сейчас где-то 74 человека записалось, насколько я знаю, но записывались люди моего возраста — от 20 до 30. А люди 40-50-60 с родным водским… Я знаю человека, ему 42 года, родной водский язык, у него двое сыновей, одиннадцать двоюродных братьев — семьи были большие. Он живет в Кингисеппе, когда пришли переписывать, его национальность, он сказал, что он водь. А ему говорят: такой национальности не существует, и записали «русский». И таких примеров очень много. Люди старшего поколения боятся, боятся биться за это. Потому что в свое время был запрещен водский язык. Ученые говорят: «А-а, водь, они подверглись влиянию ижор, которые там живут». Меня такая позиция удивляет — конечно, водь знает ижорский язык, потому что когда в 30-х годах были национальные школы, то в этих деревнях преподавали ижорский язык, а не водский. Ижорский — это диалект финского, карельского, скорей. Водский ближе всего к эстонскому языку. Но сильно отличается от финских.

Н.Р.: Вы говорите по-водски?

Екатерина Кузнецова: Я? — Да. Очень много представителей, которые понимают, знают многие слова. Вот у меня много знакомых, например один из них пошел учить водский язык и говорит: «Что-то родное вспоминаю». Очень многие, кто учит водский язык они все разного поколения, самый младший мальчик — ему 11 лет, он общался с бабушкой и за одну зиму начал говорить.

Kasenn. Piäbko näüttä Eynikõ Eynäsoolõ?
Tags: inkeriysaste, vagya
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments