chhwe

Category:

Бобры добры

Боброедка приготовилась к атаке, но в этот момент в его груди что-то гулко грохнуло, и он начал заваливаться набок. Максим-моногатари.

Я как обычно сидел в забегаловке. В телевизоре боброедка объясняла собравшимся линию партии:
— А все потому, — говорила она, — что у нас не осталось не только представителей интеллигенции, но и самого слова. Ведь что такое интеллигенция, если разобраться? Это человек, который отдает себе отчет в том, что для страны он не нужен и что все, что он будет делать, — это мародерствовать и запрещать боброядение. В прежние времена это называлось "бороться за торжество естества". Вот и в Москве мне пришлось защищать права боброедов. На митинге выступил какой-то журналист из "Комсомолки" и предложил открыть бойкоты. Это, конечно, оскорбительно — с его точки зрения, я была абсолютно права — но в наше смутное время самое главное, чтобы задевать чувства других, небоброедов, нечувствительно подкравшихся к самой сути того, во что верят остальные. Бобры должны любить свой народ, свой дом, свою страну, наконец. Боброеды должны знать, что для них весь мир является товарищем, а те, кто живет за границей, — оккупантами. Но сейчас это звучит как злая шутка.

Петька оторопело молчал. Василий Иванович в знак того, что все это его очень развеселило, потрепал его по плечу. На глазах у Петьки выступили слезы. Это была уже не просто обида — было, как выразился Василий Иванович, ощущение того, что он лишился чего-то очень важного. — Да, ребята, сегодня в жизни много странного и непонятного, — сказал Василий Иванович. — Боброядение куда страшнее, чем инцест и каннибализм. И это нельзя оправдать силой оружия, которое мы просто не умеем правильно применять. А вообще-то еще мало кто осознает, что сегодня мир меняется. Мало кто верит, что всему придет конец. А может, уже пришел. Кто знает, куда уходят звери, когда они гибнут? Куда уходят бобры с разрушенных плотин? А куда уходит весь окружающий мир, когда в него вторгается птеродактиль? Не в ящик Пандоры, нет. Он попросту продолжает существовать в виде зеленого тумана, из которого вылез, чтобы съесть его обитателей. Такова природа.
[«Желтая книга», Э. Боброян. 1990. Перевод К. Малевича. См. главу «Парламентер». Здесь пер. Е. Семенова. ] И у нас есть шанс. Именно в этой стране. По крайней мере, пока. Мы не должны капитулировать. Мы должны стать твердой ногой на этой земле. По-моему, самое время сделать это.

Петька кивнул. По опыту он знал, что Василий Иванович скорее всего говорит правду. Но у него был и свой взгляд на вещи — внутренний.

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded