Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Categories:

Человек по Платону

По рукописи крестьянина Петра Семёновича. Приложение № 10. Оттиск, сделанный на полях сочинения Аякса. Перевод, сделанный А. О. Смирновой (через особ. лист) на полях отдельного дополнения (под номером 5) ко второй главе. Приложение № 11. Оттиск. (Цветная вклейка). Рисунок. Отпечатано с журнала «Александрийский Меркурий». Отдельный оттиск (стиль А-4), наклеенный на отдельный лист. Рисунок художника Б. П. Кавалеридзе. Рукопись. Одна из последних записей Аякса в её тетради. «... А теперь маленький вопрос: что такое размер памяти? Маленькая задача. Её решает электроскоп. При его помощи можно увидеть электрические цепи памяти, по которым движется электрический ток от мозга к мускулам. Итак, мы увидели, что Аякс имел мышечную память. А в чём она состоит? Одна лишь мышечная память? Я так не думаю. Это всего лишь память о чём-то более важном. Давайте посмотрим, что у Аякса есть ещё и какая-то ещё память. Сначала напомним, что в некотором смысле мы имеем дело с давно погибшей культурой. Сейчас я не буду вдаваться в подробности. Но вот что нужно помнить, так это то, что существуют места в прошлом, в которых сохранились материальные свидетельства о её существовании. Я говорю об этом в самом общем смысле, потому что это лишь одно из множества свидетельств, связанных с культурой. Есть свидетельства, позволяющие реконструировать её саму, и есть доказательства её существования, которые позволяют понять прошлое в его целостности. Давайте попробуем провести аналогию. Можно ли сказать, что современная автомобильная технология — это то, что мы иногда видим на асфальте? Да, автомобильная технология — это часть той культуры, которую мы помним. Но мы называем автостоянки улицами. Что есть на асфальте? Вы ведь никогда не думали, что тротуар — это на самом деле асфальт?

— Нет, — ответил Толстой, — вы так не говорите. Но ведь и асфальт на самом деле — это просто пешеходная дорожка?
— Верно. Дон Хренаро Аламантас говорил, что пешеходная дорожка есть повсюду, но она не везде. Это значит, что асфальтовый тротуар существовал и до того, как асфальт появился. А потом он исчез. А асфальт появился.
— Или асфальтовый тротуар появился. Вы хотите сказать, что тротуар — это просто асфальт? Но ведь асфальт не может двигаться, если на нём нет асфальтовых плиток, — возразил Толстой. — А где же тогда асфальт?
— Допустим, асфальт, как и дорога, появился на асфальте. Но дороги, тротуары и так далее не появились сами по себе. Они были придуманы людьми и введены ими в культуру. То же самое можно сказать и о тротуарах. Но тротуары появились не так, как дороги или автомобили. Это своего рода джунгли. И в их джунглях очень много всяких насекомых. Если бы в городах не было асфальта, то улицы, разумеется, пропали бы. Только в джунглях никто не знает, что тротуары на самом деле не сами по себе, а выдуманы людьми. Вот, например, в одной очень старой рукописи сказано, что на тротуарах, может быть, когда-то стояли люди. Мы же не знаем точно, были они на самом деле или нет, потому что они умерли. Наверно, они шли по тротуару, а какой-то бегемот или тигр их переехал. Или корова. Это не имеет никакого значения. Нам известно только то, что в джунглях могут быть тротуары.
— Но тогда получается, что в какой-то древней рукописи сказано, что асфальт сам по себе ничего не значит. Совершенно ничего. Он только пересекает дорогу, по которой мы ходим. Это очень древняя рукопись, там все сказано очень ясно. По-русски написано. Все очень просто и ясно написано. А для нас, если мы хотим понять смысл, приходится переводить. Или ждать, когда придет ветер. Как в песне поется. Я помню, мне было десять лет. Дональда Дака показывали по телевизору. Мы с папой приехали в Нью-Йорк на мамино рождение, а там Дональда Дака показали. Мы с папой приехали, а меня не пустили. Я не стал сильно огорчаться, потому что я знал, что это просто демонстрируют по телевизору. Дон Хренаро Аламантас Кастильяс. Я уже давно не вижу смысла в этих фокусах.
— Вряд ли эта русская редакция правильно перевела, — сказала Рут. — Почему вы считаете, что смысл не в том, что мост переходит дорогу, а в том, что дорога переходит мост? Мост переходит улицу. А смысл перехода улицы не обязательно виден с первого взгляда. К этому можно привыкнуть.
— В Москве уже столько раз столько народу переходило улицы. И все равно все говорят: какое великолепие! Я не понимаю, что вы имеете в виду. Поэтому я и живу в такой бедности. Видите, какой у меня синяк под глазом? Я эту кошку случайно чуть не переехал. К счастью, она куда-то убежала. А дальше я пошел домой и опять стал ждать ветер. Вот и всё».

Москоскреп, канун Нового года. В мире не идет ни в какое сравнение с Москвой ни одна русская литературная столица. Чего только стоит знаменитый московский скандал, когда Виктор Цой положил в мешок сушеную воблу, а потом разрезал ее на четыре части и каждому дал по кусочку.


Петька оторопело смотрел в белый лист, исписанный аккуратным почерком. Даже он понимал, что Сюсанна говорит несусветную чушь. Но сегодня он был не в силах что-либо возразить, ибо был даже не пьян, а трезв. А Сюсанна, видя, что он молчит, продолжала:

— Так что вы скажите: какова цель у жизни? Будущее? Или эта жизнь? Или тот мир, куда мы все все время уходим? Где все начинается и кончается? Я, наверное, просто не понимаю, о чем вы говорите. Я не очень вас понимаю. Хорошо, хорошо. Давайте говорить прямо. Или по-немецки, как вы привыкли. Мы с вами люди одного круга. Вернее, совсем даже не одного.
Tags: луноход-3, прохныч
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments