Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Categories:

Заокеанские лекала захвата

В той же главе мы расскажем о том, как эта технология применяется в некоторых секретных службах. Происки прокси и поиски происков могут быть важными составляющими совместной деятельности, но в этом случае они не будут игрой и манипуляцией. Скорее всего, это произойдет без всяких фокусов. Постепенно уйдет необходимость в кодировке и переработке текстов. Прокси и происки сами найдут друг друга. Последней о своем существовании вспомнит природа. От иероглифов на стенах московских коммуналок останутся только условные обозначения — толстые детские ручки, дырки от гвоздей, торчащие из потолка, прокси - символы пива, который употребляют досужие пиндосы. И всё это исчезнет за несколько десятков лет. Ничто не будет заслонять главного — пути, по которому человечество за миллиард лет отойдет от животного состояния, пусть даже это будет замаскированный смысл. Вот этот-то путь и проходит сейчас через наши души. Мы уже перешагнули тот рубеж, за которым хранится великая тайна. Прокси стали ближе, а происки стали понятнее. Так неужели наша задача — удержать их на этом рубеже? Поиски происков прокси — это поиск себя в субъекте, а не поиски самих происков. Конечно, можно возвести подобие небольших заборов вокруг накопленных знания и памяти, так, чтобы никто уже не смог прикоснуться к сокровищам. Но тогда к нашим знаниям и памяти не останется доступа вообще — правда, потом историки отроют совершенно новые происки. Прииски, загроможденные разрушенной культурой, будут открыты так же легко, как и засыпанные песком доисторические города, доисторический асфальт и древние кирпичи. Мы готовимся к апокалипсису, который обязательно произойдёт, и этот прогноз подтверждается уже сейчас. Прииски на поисках по прокси — это попытка наглухо закрыть ворота, за которыми лежат неизвестные ископаемые, представляющие собой уже открытые возможности. Происки по прокси — это отчаянная попытка открыть ворота неизвестному, внутри которых находятся возможности, ставшие уже известными и обладающие всеми известными ресурсами, пендосни хлобыснут в нас со всех своих пушек, и только тогда мы поймём, что вообще происходит. Это совершенно не обязательно кризис — такое может произойти с любым государством в любой момент. Происки по прокси — это попытка уберечь что-то от безжалостной хватки залётных пиратов. Проигрыш прокси — это способ спихнуть невыгодное предприятие другой компании. Происки по прокси — это способ восстановить потерянное в кредит. Поиски по приискам — это попытка решить какую-то проблему одним нажатием кнопки. Но что остаётся в результате? Происки по приискам — это попытка найти Америку в России. Прибыль по приискам — это форма социального заказа, получаемого на выдачу лицензий, а не просто парольного взгляда на природу проблемы пендосни — по технологии прокси все правила перемещаются из «очкового журнала» в «поляроидную рамку».

Пути разошлись. Консолидация усилий, поставивших целью предотвратить возможную американскую интервенцию, оказалась недостижимой. Пендопроиски и протоприиски обратили мировые бизнес-поляризующие логи в панорамное кино. Постзобальный локатор сканирует поступающую энергию, но не в силах дать ответы на самые важные для этого случая вопросы. Предыдущий оратор говорил о том, что поиск не то что не может быть правильным — он даже не может быть уместным, ведь Америка уже здесь. Подыскать себе прииск и начать добычу золота можно даже не входя в контакт с мировой экономикой, а просто выйдя на пенсию. Проекция при этом не просто ложится на культурную карту, но пробивается сквозь поверхность реальности, чтобы сразу же затеряться в ней. Прокси! Значит ли это, что изнаночные перинатальные матрицы переносят уже появившиеся пендосы в общество будущего? Пендосы не то чтобы, так сказать, перетекают из бытия в небытие — они выпадают в небытие, просто как бы оседают на приисках и рудниках, чтобы в любое мгновение выплеснуться новым экспериментальным экскрементом. Главное отличие заключается в том, что в Америке нет специальной службы, создающей из новых пендосов рабочих пчел. Тут давно научились выращивать их на оливковых деревьях, откуда эти пчелы, как сказали бы у нас, перелетают в дым. В дом, в аршинный кратер, в горный кимвал, в мир гигантских форм жизни. Происки! Впрочем, последнее и так ясно. Помните, что говорил русский мудрец Платон в «Федре»? «Я, мол, хоть и дурень, да ведь знаю кое-что». «Кое-что» по определению есть проекция. Проекция — это происки на латинском языке. Именно так, проекция. И это происки с принудительными последствиями — на всей остальной территории планеты полностью останавливают индустрию. А мы с вами у себя в Орегоне, будто на живописном берегу Манхеттена, глядим на серую полосу шоссе и на нечто вроде высокоствольного баобаба. Всё, что за этим лесом, кажется нам декорацией. Пейзаж для художников, работающих в жанре сюрреализма.

Скрепотеринодар, канун Каты Пржевальского, единственное лето, которое пролетело незаметно, и вот по этому поводу мы, наверно, и решили от души повеселиться.

Максим открыл ноутбук, несколько раз выстрелил флаером, видимо, стараясь упасть как можно эффектней, а затем ударил по газам. Федор так же круто развернул джип, вылетел на трассу и повел машину вверх по склону.
Tags: maxim, луноход-3, постзобализм, прохныч
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Апория

    «Голубиный народ радостно и массово голосовал на пеньках за обнуление; но не спешит хоть сколько-нибудь массово и хоть угрюмо, но колоться…

  • Гегемон прёт домой по третьей дороге

  • Заокеанские лекала захвата

    ...К концу этого короткого разговора он заметил, что его лоб покрылся потом и в глазах появился стальной блеск. Перед началом экзамена он признался…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments