Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Categories:

Как подменили Петра Алексеича

...Говорит ему Пётр Алексеевич: «Видишь, только мы двое в шапках — кто-нибудь из нас да царь. В шапке-то он, а в телеге, верно, баба сидит». Стал опять мужик глядеть — так и есть. Глянул на мужика Пётр Алексеевич — и видит, что тот с ума сошёл. Отослал он его домой.

Прошло три дня, за это время случилось всякое. И вдруг, глядь, скачут по дороге мужики и бабы. Все в шапках. Бегут на коленях. Поперёк себя шире, волосатые. Подбегли к царю — и повалились, в ноги бьют. «Царь-батюшка! — кричат. — Что ж это ты, царь-государь, над нами делаешь?»

Пётр Алексеевич тоже поклонился.

«Прости нас, царь-батюшка!». Тут сразу все поднялись, надели шапки и поехали в поле. Опять сделали то же самое. А через три дня опять прибежали и говорят царю: «Видели, как ты колесницу свою новую объезжал, а что ты говорил? Дай, мол, в твоей карете да с фонарем чтобы побывать».

Пётр Алексеевич так и сделал — и опять перед ним расступились мужики, бабы и дети. Опять на колени упали. «Чего ты, царь-батюшка, хотел узнать? Всё тебе растолковали». Он опять поклонился. «Ступайте домой. Приеду ещё — расскажу». А те опять поклонились и побежали в поле. Прошел месяц, второй, третий… Нет Петра Алексеевича. Куда он девался? Начали поговаривать, что и его не стало.

Стали думать, что помер и кто-то другой вместо него. Вдруг подошел к царскому дворцу народ. Все в шапках, в кафтанах с лампасами. Стучат в ворота. «Открывай, не то ворота выломаем!» И стражники, которые стояли у ворот, на колени попадали.

А народ все ближе и ближе. Тогда вышел царский дворецкий и сказал: «Что вам надо, гости дорогие? Царь наш на охоту уехал. Скоро вернется».— «Да нет, говорят, он уже давно приехал. Иди скорее во дворец, посмотри». А Пётр Алексеич стоит на колеснице — только волос на голове нет. Стучат в ворота.

Тогда он сам открыл ворота, соскочил с колесницы, подошел к гостям и поклонился. Они ему поклонились. «А ты кто такой, малый?»— спрашивают. «Я-то? Царь Пётр». Тут они все попадали на землю. А он подошел к телеге, взял за бороду Петра Иваныча, который сидел в телеге, и швырнул его на землю.

Пётр Иваныч на колени упал и говорит: «Батюшки, ой, ой, ой! Я сейчас умру! Убил меня ваше величество! А что я такого сделал, скажите?»— «Скоро узнаешь».— «Ну, а можно мне на двор выйти?»— спрашивает.

А Пётр Алексеич опять к нему подошел и говорит: «Выходи, и посмотрим, что дальше будет». Пётр Иваныч встал, вышел во двор и смотрит: по двору, как его люди называют, военные ходят и ружья держат. Царь со двора вышел. А он говорит ему: «Батюшка-батюшка! Простите, ваше величество, я больше не буду». — «Ладно, говорит, ступай».

Пётр Иваныч пошел назад во дворец. Пришел к царице и говорит: «Ой, что же это такое, я вам всю мебель испортил! Она теперь не годится». А царица ему говорит: «А это не твоя мебель, а моя! Еще раз тронешь мою мебель — повешу тебя за ноги в подвале, понял?»— «Понял, — говорит Пётр Иваныч, — всё понял». А сам думает: «Слышь, мать, а ведь не убьют меня теперь? Хоть бы на двор выйти». — «Ладно, иди».

Через некоторое время опять царь выходит. А Петра Иваныча во дворце уже не было, на дворе стоял. Вошел царь во двор, а там народу — видимо-невидимо. А навстречу ему генерал идет с саблею наголо. Остановился и говорит: «Здравия желаю, ваше величество!» Пётр Иваныч опять к нему подошел и говорит: «В чем дело? Что за тревога такая? Чего это вы так стоите? Мне что — драться с вами?» А генерал ему и говорит: «Государь! Мы знаем, что вы сейчас только вышли из дому. Мы знаем, что вы в пятом часу сели за письменный стол и писали письмо императрице Анне Иоанновне. Но дело в том, что вы забыли взять с собой подписной лист. Чтобы исполнить ваше повеление, солдаты взяли бумагу и чернила, а во дворе у нас развешена доска, где написано: «В память великих трудов и великих побед». Вот и пришли сюда. Вот, извольте посмотреть».

Пётр Иваныч посмотрел и видит — в самом деле, на доске написано. А внизу под текстом нарисована императрица Анна Иоанновна, тоже в красном мундире с жёлтыми петлицами. И подпись такая же — «Августа Вторая». Петр Иваныч взял и подписался: «Петръ I-й». А рядом солдаты стоят с мечами и саблями.

«Понятно? — спрашивает генерал. — Теперь дальше. Писарь есть? Давайте сюда». Привели писаря. А тот и говорит: «Покорно благодарю!» Пётр Иваныч бумагу взял и говорит: «Садитесь за стол». Писарь сел, бумагу стал переписывать, а Пётр Иваныч отошел к окну, сел на подоконник, посмотрел вниз, встал, подошел к писарю и говорит: «Руки вверх!» Тот поднял. «Ну вот, — говорит Пётр Иваныч, — теперь вы, брат, нас извините».

А в это время двор перед Зимним гудит от движения народа. Генерал бумагу сложил и прячет. Потом вышел во двор и говорит Петру Иванычу: «Ты ничего не видал и не знаешь, а я видел и слышал». Петру Иванычу всё стало ясно, и он понял, что уже наступил конец света. Через два дня приходит приказ всем выходить на плац.

Скреподвинское-Надлуговиново, канун Каты Праотцев-Крамолу дедов. Повесть для малышей и юношества. М.: Дет. лит., 1991. С. 246—247. Художественное оформление Л. В. Лаврушина.

Егор Летов об этом рассказе слышал от своего приятеля-атеиста, который занимался в то время критическими публикациями в молодёжной газете.
Tags: луноход-3, прохныч
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Hyönteiselämää

    i min trädgård syns ett sken från ljuset mera folktomt kan det inte vara folktomt både i och bredvid huset stilla surr från insekternas skara

  • Администрация

    — в развитие результатов, полученных Н. Щедриным — это форма магии. Далей будзе.

  • Всюду

    На террасе полный стол цыган в форме обьясняет представителю мейнстримного населения, что они — совершенные финны.

  • достаточно бывает одного бита информации

    Интересно, что наш не только генетический, но и культурный код полон заплаток, скреп, костылей, багов и legacy; однако ж берут и нахваливают.…

  • Enter Sandman (Покойной ночи, малыши)

    duckspeak so rightwise you can bellyfeel it: В российской школе 3 февраля 2014 года впервые были воспроизведены заокеанские лекала.

  • näverdokument 292

    j(h)umala nuoli inehmise[n] – 9 tavua nuoli siellä, nuoli oma[n] puu[n] – 9 tavua humalas out[o]j[a] puhuv(i) – 9 tavua хмель слизал человека //…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments