Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Categories:
— Но большинство из тех, кто сейчас использует этот метод, даже не подозревают о том, что применяют его. Именно поэтому он до сих пор считается бесполезным для тех, кто не хочет сознательно заниматься его практическим применением. С другой стороны, такой человек может почувствовать небывалую, не поддающуюся объяснению свободу, с которой он сможет растворить свою личность в природе. Эта свобода в равной мере относится как к обычным людям, так и к мастерам, достигшим состояния «Невидимого Патриарха».

Егор ещё раз внимательно осмотрел свёрток, который все ещё держал в руках. Это было грубое подобие доспехов из кожи кицуне. Выпуклые металлические пластины с изображениями переплетающихся драконоподобных знаков. В одном углу была пряжка, на которой тоже была изображена змея, и две треугольные каменные пластины в два ряда. В другом – небольшой металлический жезл с раструбом в виде головы дракона. Ещё один такой же жезл – ещё одно подобие металлического черепа – висел на цепи на поясе. Всё это было изготовлено из единого куска и называлось «Мистическим Жезлом Орла» – более точным названием было «Жезл Чёрного Дракона».

Летов огляделся по сторонам. В коридоре, как и прежде, никого не было. Обследовав своё новое облачение, он подошёл к столу и бросил взгляд на лицо монгола. Кажется, оно было вполне человеческим, если, конечно, не считать надбровных дуг и шрама, соединявшего правый глаз с левым надбровьем, подобно тому, как соединяют две половинки пергамента. Егор осторожно положил на стол пять радужных бумажек – по одной на каждую руку – и надел на голову шлем, закрепив его на спине массивными латунными пряжками. Забрало шлема было немного больше, чем полагалось.

Петька сидел на полу, скрестив ноги по-монгольски, и беззвучно шевелил губами. Егор понял, что тот читает какую-то молитву. У монгола были длинные, аккуратно вымытые волосы. Рядом с ним стояла металлическая чашка с голубой жидкостью и несколько кружек. Летов аккуратно сел на пол рядом с Петькой и вдруг испытал небывалый восторг, похожий на пьянящее забытьё. Он никак не мог понять, отчего испытывает это необычное чувство – ведь он никогда не испытывал ничего подобного. Сталкеры даже называли это состояние – «новизной восприятия». Только, наверно, он был слишком пьян для этого слова.

Егор ощутил нечто вроде биения крыльев. Его сердце стало биться в бешеном ритме – точь-в-точь как сердце загнанного оленя. Петька вдруг произнёс: «Теперь он будет помогать нам… » И, помолчав, добавил ещё что-то очень тихое. Но Егор не мог понять, что именно. Монгол взял чашу с голубой жидкостью и сделал несколько медленных глотков. Потом, похоже, принял какое-то решение и повернулся к Егору.

— Но большинство из тех, кто сейчас использует этот метод, попросту дуреют, — сказал он, — и немедленно бросают всю эту затею. Они видят только то, что хотят видеть, а может, и то, что им уже показали. Иногда такое бывает с чистым сознанием. Иногда — с грязным. Иногда с совершенно чёрным. Я не буду повторяться. Надо смотреть правде в глаза — по большому счёту ничего невозможно достичь. Сталкеры просто мучаются несколько дней, а потом всё, что они надеются получить от этого мира – никчёмное чувство облегчения. Никому не нужное – словно того, что у них уже есть, достаточно. Потом они понимают, что это тоже обман. И перестают работать над собой. Но уйти далеко тоже не удаётся, потому что их никуда и не пускает собственное сознание.

Егор молчал. Всё это уже было однажды сказано. Как многое из того, что говорил этот человек, было правдой. Петька тихо забормотал у него над головой:

– Дырку в небе вижу, простор бездонный, без конца и края… А вместо ложки — гармошка… А вместо стаи чаек — звено истребителей… О, мой воображаемый край! О, мой воображаемый герой! Откуда я тебя знаю?
На минуту мне показалось, что он передразнивает Сергея Сергеевича.

Монгол вдумчиво повторил:

— Но большинство из тех, кто сейчас использует этот метод, просто ищут мираж. Или считают, что ищут. И возвращаются в своё тусклое существование, лишённое смысла, потерянное навсегда… Так было до недавнего времени. Карлос по имени Кастанеда выдвинул гипотезу, что все эти сюжеты-кадры на самом деле не существуют, а на самом деле есть только визуальный спектакль, с помощью которого сознание закрывает глаза и делает вид, что не видит того, что действительно видит. Приняв его концепцию, все остальные учёные пришли к выводу, что по своей природе не существуют.

Петька продолжал говорить — на этот раз что-то про золотого петуха, который «сидит в курятнике на верёвочке, и там, где он сидит, не ступала ещё нога человека», про место, где правят колдуны и великаны, про новую мифологию, которую надо придумать и про то, как старик, думая, что остался наедине с ланью, дал ей себя укусить.

Монгол слушал, не перебивая, и я на секунду заподозрил, что старик действительно умён и читал все эти монологи с каким-то своим, не ясным для посторонних смыслом. Впрочем, скорей всего, он просто обладал способностью вдумчиво выуживать из чужих слов максимум полезного. Летов поднял глаза на Петьку и снова улыбнулся — так, что на его щеках образовались ямочки.

— Вы много знаете, Пётр. Прямо жаль будет, если ничего не сможете передать дальше. Знаете, как сказал однажды император Юлиан: «Счастье только во сне». В жизни, насколько я могу судить, вы довольствуетесь короткими приступами вдохновения и эфемерными ощущениями. Но за их пределами вы остаётесь одиноким волком. А волк — как вам известно — верный спутник одиночества. Поэтому эта книга — для вас. Когда ваша книга будет написана, будьте готовы в любой момент отдать её первому встречному. И ещё. Карлос Кастанеда — это не «дон Хуан в Мексике». Это кто-то другой, написавший на досуге его книгу. Сеньор Карлос — это я, а не Кастанеда. То, что вы видите в названии, на самом деле не название. Это условность. Знаете, у меня есть как бы чувство, что мы движемся в потоке времени по специально отведённому для нас коридору. И когда коридор кончается, он ведёт в какой-то другой коридор, но тот тоже заканчивается, и так без конца. Этот коридор бесконечен и проходит сквозь всё то, что нас окружает. Поэтому наши тела, которые он разделяет, и есть иллюзия. Иллюзия тела, которое может стать горой, деревьями, птицей, автомобилем, городом, страной… Но вы тоже можете стать окном в тот или иной коридор: если вы будете думать о том, как вы от этой иллюзии отделены, и не будете вглядываться в её смысл, то она — ваш проводник.

Монгол вдумчиво повторил:

— Но большинство из тех, кто сейчас использует этот метод, просто чувствует, что они находятся в коридоре, и этого достаточно. А что там на самом деле, никто не знает. И дело здесь не только в количестве растраченной энергии. Тут важнее энергетическая связность, которая остаётся после выхода из зала. Так что мир вокруг нас — просто дверь. Которая открывается. Ну, и, как обычно, новые ученики. Кроме тех, кто уже прошёл все уроки. И я уже говорил, что повторить этот метод практически невозможно. У него своя, особая история.
  
Петька хихикнул. Видно, мысль о том, что он является дверью, рассмешила его. Монгол усмехнулся.
  
— В чём дело? — спросил Петька.
  
Монгол показал ему кулак. Петька смешался.

Скреподарская область, деревня Скреповитиново, конец марта 1987 года.
  
В тот день с утра Петька отправился кататься на коньках. Его красивое зимнее пальто из верблюжьей шерсти было мятым.
Tags: луноход-3, прохныч
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Enter Sandman (Покойной ночи, малыши)

    duckspeak so rightwise you can bellyfeel it: В российской школе 3 февраля 2014 года впервые были воспроизведены заокеанские лекала.

  • näverdokument 292

    j(h)umala nuoli inehmise[n] – 9 tavua nuoli siellä, nuoli oma[n] puu[n] – 9 tavua humalas out[o]j[a] puhuv(i) – 9 tavua хмель слизал человека //…

  • SI IN IVS VOCAT ITO

    Обобщённые языки, вырожденным случаем которых являются наблюдаемые естественные и искусственные языки.

  • näverdokument 1131

    И на этом фоне совершенно удручающее впечатление производит манера этих авторов употреблять громкие слова вроде eindeutig, unbedingt, aufler…

  • Лексикологическое (ружья кирпичом не чистят)

    Кавриль 'cod drill' cf codpiece. (момент, на который не обратили внимания в разборе перевода Лефти на ангельскую) благодарность за намёк…

  • Мария Фёдоровна Нагая, да (об одной кинофильме)

    Методологически: подобно тому, как некоторые принимают словарь обсценной лексики за акт нецензурной брани составителя словаря, так и некоторые…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments