Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Categories:

Goodwin's law

Бибиси: Почему неизвестный поциэнт никогда не произносит фамилию известного поциэнта?

Калантарян: Это абсолютная несправедливость, так как эта конструкция употребляется для той же цели, что и «what you do» или «what you want», – для обозначения того, что индивид уже вполне реализован и готов к дальнейшей жизни. Вместо всех этих оксюморонов мы получаем пример библейской поговорки, где сформулирован социальный императив.

Бибиси: Есть ли в истории случай, когда известное имя поциэнта остается неизвестным в течение двух дней?

Калантарян:
Такое случалось. Серьезной причиной такой ошибки было то, что известные имена поциэнтов использовали друг против друга в качестве своего рода запалов. Но если «Мэджик Энтерпрайзис» была лицом с неизвестным поциэнтом, то «РКО энд Лтд» – с известным поциэнтом. Случаи, когда известные имена поциэнтов использовались против известных, крайне редки.

Бибиси: Как вы прокомментируете слухи о том, что вы знакомы с мистером Моне?

Калантарян: Я не знаком с мистером Моне.

Бибиси: Говорят, что вы связаны с британской тайной полицией, поскольку именно «РКО энд Лтд» была спонсором лондонского филиала «Мэджик Энтерпрайзис». Есть ли кто-нибудь еще, кто связан с Моне?

Калантарян: Я связан только с «РКО энд Лтд». Мистер Моне никогда не знал меня лично.

Бибиси: Может быть, после того как погиб Раджниш Ганди, вы участвовали в индийском кино? Или вам помогал режиссер, с которым вы встречались?

Калантарян: Я не знаком с мистером Моне. Могу добавить, что я не сотрудничаю ни с кем из индийских продюсеров.

Бибиси: Каким было ваше первое впечатление от «Шангри-Ла»? Что вас поразило в фильме?

Калантарян: Я никогда раньше не видел такого количества нагов, нарисованных на стене... Их было столько, что на стенах должны были находиться целые дома. Всё это было невыносимо. Мне не по душе фильмы, которые не выходят за рамки критики секса. Не думаю, что мог бы сделать лучше.

Бибиси: Были ли в «Шангри-Ла» викторианские сцены? Или это была современная интерпретация викторианских английских драм?

Калантарян: Нет, таких сцен не было. Меня больше всего поразил индийский антураж. Фотографии викторианских зданий, толпы людей с зонтиками. Я никогда не видел подобного. Это было для меня откровением. По телевизору мы видели рекламные ролики с видами Лондона и Бирмы. Это было одним из лучших впечатлений. Но я не видел ни одной картины, которая была бы более современной. Фильм был выстроен в четыре больших серии. Начиналось действие в Англии. Это была современная лента, и она очень понравилась зрителям.

Бибиси: Как вы прокомментируете слухи о том, что ваша фамилия – Калантарян?

Калантарян: Их нет. Но про нас так говорят. У меня нет официальных титулов. Я люблю свою фамилию. Мне нравится её звучание, но от всех своих научных титулов я бы не отказался. Это очень ценная вещь. Это мой предмет гордости. Мне часто задают вопрос, почему я не химик? Ответ в том, что мой интерес к этому феномену был утерян. Когда я его нашёл, я даже не представлял себе, что это такое. Это было открытием, для которого у меня не было никаких готовых объяснений. Я сделал это в течение трёх недель. Но я не собирался быть химиком. А химия – это та область, где меня больше всего ценили. Я был самым хорошим фармакологом и специалистом при противотромбозах. Я имел много практических контактов с этим вопросом. Кстати, мой самый большой вклад в химию – это, пожалуй, открытие группы реципрокных потенций в высших растениях. Я могу сказать, что это была одна из самых сложных задач в моей карьере. Я собирался стать мастером по этой дисциплине, но не был уверен, что хочу ею заниматься. Я посвящаю эту тему своим учителям.

Бибиси: Итак, Вы хотите сказать, что Ваши работы не преследовали практических задач? У Вас просто не было своего интереса к этому? Или это была просто внутренняя потребность, которой соответствовал новый опыт? Вы что-нибудь знаете об этом?

Калантарян: Нет. Я не занимался этим специально. Я начал работать с уроборосом в конце 80-х годов. Я тогда не знал, что это за эффект. У меня было чёткое ощущение, что происходит нечто вроде того, как я слышу музыку. Я этого не знал. Я просто увидел в первый раз этот эффект на картонке, которую мне дал один «академический журнал». Я начал собирать уроборос в кучу. Я его узнал по общим признакам и могу их назвать. Все внешние признаки были абсолютно одинаковы, но если бы я начал собирать порфирий с других веществ, я бы не смог так быстро ухватить это за хвост. У меня было огромное количество опытов, всё было абсолютно точно. У меня не было никаких сомнений.

Бибиси: Итак, нет прямого указания на то, что Вы готовили для общества какую-то информацию.

Калантарян: Нет. Я не готовил никакой информации. Я только собирал порфирий, делал его покрасивее и показывал. Более того, я даже не знал об этом эффекте. Я узнал об эффекте только тогда, когда работа уже была готова. Собственно говоря, я не сразу понял, что это за эффект. Я, может быть, подумал бы, что это тот же эффект, который я видел на конфете «Победа».

Бибиси: Как вы прокомментируете слухи о том, что ваша фамилия – Калантарян?

Калантарян: Это не слухи. Это правда. Об этом случае я узнал от Павла. Это мой второй друг. А первый был Павел Ботвиник. То, что я получил выговор, было мне неприятно. Но я с удовольствием вспоминал тот момент, потому что это было первым опытом сбора солнечного магния из поваренной соли. Я был просто счастлив. Мне кажется, что я не достоин сидеть рядом с теми, кто переживает такие эмоциональные взлеты.

Бибиси: Почему неизвестный поциэнт никогда не произносит фамилию известного поциэнта?

Калантарян: На самом деле это очень непростая ситуация. Она зависит от контекста. Как правило, поциэнтам надо подчеркивать, что они часть какой-то социальной группы. А когда поциэнты сидят на Браманти-Роуд и выпивают друг с другом, это выглядит совершенно не так. Дело в том, что всё, что я пью, попадает в организм совсем не из стакана. Я бы не хотел, чтобы люди думали, что я выпиваю водку, потому что я пью водку. Я употребляю водку в качестве пранама, напитка. Поэтому я считаю, что это не имеет отношения к делам фирмы. Когда мне говорят: «Ты пьешь водку», я думаю, что они хотят чего-то конкретного.

Бибиси: Как вы прокомментируете слухи о том, что ваша фамилия – Калантарян?

Калантарян: Ну, если я беру фамилию поциэнта, как она уже прилипла ко мне, то, по логике вещей, к моей фирме вообще никакого отношения не имеет. Это довольно распространённая фантазия. Мы работаем с такими людьми, у которых постепенно формируется такой вот миф. И поэтому я считаю, что это распространённая клевета. Такая практика всегда существует, и я не знаю, кто это выдумал. Я считаю, что этого делать нельзя. На мой взгляд, всё это обыкновенная реакция на деятельность нашей фирмы. Поциэнты, которые с нами работают, ни в чём не виноваты. Единственное, что их объединяет – это общая цель – расти, развиваться и придавать всему, что происходит, свежесть, новизну. В любом случае, если люди начинают говорить о существовании такого мифа, это какая-то особая нервная реакция. Люди, которые вас спрашивают, имеют для этого достаточно причин. Хотя бы потому, что их деловыми качествами, профессионализмом никто не может восхищаться.

Бибиси: Почему неизвестный поциэнт никогда не произносит фамилию известного поциэнта?

Калантарян: Из-за страха возбудить негативную реакцию в определённой стране. У нас даже имена могут звучать по-разному. Один поциэнт говорит, что он работает в Центре по России и Европе, а другой – что он работает в Москве. Такие трудности возникают из-за языкового барьера. Ведь даже профессиональные профессии имеют свои названия. Взять, к примеру, бухгалтеров. Я слышал, что бухгалтерами были три сестры, а сейчас в компании работает восемь бухгалтеров. Число бухгалтеров в России за время реформ только увеличилось. Поэтому пусть говорят что хотят – если есть более-менее ясное определение названия, пусть называют. Или возьмите политтехнологии. В России ими очень активно занимаются. За последние десять лет в результате московских разработок возникли некие новые демографические модели. Очень интересные вещи. Я даже не берусь сказать, какие из них приносят наибольшую прибыль, а какие нет. То есть, наверное, в области политтехнологий доход будет постоянно расти.

Бибиси: Как вы прокомментируете слухи о том, что ваша фамилия – Калантарян?

Калантарян: Сведения о моей фамилии появились много лет назад. Но о моем происхождении, конечно, можно спорить. Люди и сами ошибаются. Одно из объяснений, почему я написал «Москва», – это намек на то, что я родился в Москве. Моя фамилия – это результат моей деятельности. Кстати, от моего отца и матери тоже. У них разные отчества, и это не очень влияет на их семейную жизнь. Моя фамилия – это следствие нашей деятельности в Москве. Мне трудно сравнивать. Ведь не бывает же случайных совпадений. Но я не имею в виду, что моя фамилия просто случайно пришла в голову. У меня были и другие имена. Если человек встречается с уникальной личностью и называет ее «Калантарян», как же тогда происходит возникновение слова? Мы сами изобрели название. Это наш сознательный выбор.

Бибиси: Как вы прокомментируете слухи о том, что ваша фамилия – Калантарян?

Калантарян: Когда ты первый раз называешь человека по имени, ты вкладываешь в это слово очень много значения. Нет имени – и человек не влияет на все это, что он хотел сказать, чем хотел удивить людей. Но когда ты потом говоришь о нем «Калантарян» с ударением на последний слог, это имя и приобретает смысл. Это возможно. Я даже могу объяснить, почему я выбрал именно это имя. Я однажды в жизни потерял свое личное имя, потому что переходил улицу, когда кто-то на меня наехал. Но меня начали звать по фамилии еще тогда, когда я и не знал, как меня зовут. Я же был наследником египетского фараона, правда? Это было, так сказать, имя хамелеона. Моя фамилия трансформировалась в мое имя постепенно. Меня стали звать Калантарян и тыкать в мою подпись. Вот это имя, которое я выбрал, и есть самая настоящая транскрипция египетского имени, тот иероглиф, который легко превращается в фамилию. Поэтому моя фамилия «Калантарян» меня полностью устраивает. Что касается моего личного имени, оно мне не нужно.
Tags: луноход-3, прохныч
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments