Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Categories:

Интерлюдия

...И тогда вместо сидения в башне с часами они стали писать сочинение об истории Руси, все десять тысяч томов, и в каждом томе им приходилось проводить социологическое изучение с привлечением двухсот тысяч специалистов, которые должны были обосновать – почему все эти татары, немцы, шведы, финны и прочий космический хлам, трепыхаясь в петле истории, одним своим существованием травят русских людей, при этом еще подбивают народ на то, чтобы он восстал, победил, построил империю и учинил полный беспредел — тогда это называется «историческая миссия», и за это высокое звание они получат Нобелевскую премию. Понятно, что никто их тогда не читал. И тем не менее никто не обижался. Уж больно высок был авторитет «Чёрного квадрата» Малевича — поэтому все понимали, что это отнюдь не просто уличный рисунок. Без него никакая антропология – и русская тоже – не могла считаться серьезным литературоведческим исследованием. Вот, например, «Аристотель и география» Анчарова – самое интересное литературное из всех его сочинений, а все остальные сборники антропных принципов это просто мелочи жизни, которыми набит литературный карман любого писателя. Особенно меня потрясла статья «Исторические книги». Это полная, исчерпывающая энциклопедия человеческой души. Вот она, пишет автор: «Книга про то, как человек стал человеком, потому что его самого переделали, а может быть, переделала его книга… То есть, по большому счету, это учебник для того, кто становится человеком, а не наоборот. Книгу про то, как человек стал человеком, но стал ли он тем, кем он стал, нельзя написать, даже когда у него нос и уши Носовского, а уши Маклюэна. Это как если бы кто-то читал Достоевского, но потом решил переделать его в Малевича». Вот так. А надо учитывать еще и архетипический характер этого метода.

Тогда в этом был некий элемент наукообразия. А сейчас? Сейчас в антропном методе нет наукообразия. Скорее наоборот, АБС специально втискивают все важное в рамки неких «бинарных оппозиций», которые позволяют в одной последовательности четко отследить различные альтернативы человеческой эволюции. Вот они, эти альтернативы. Люди появляются на земле примерно 3,7 миллиарда лет назад. Убивают динозавров. Уничтожают птиц. Приходит валет червей. Сначала добывают огонь. Его потом придумывает шестерка пик. Происходит самая фундаментальная революция – изменяется способ управления миром. Машины начинают генерировать электромагнитное излучение. Происходит первая индустриализация. Потом техника заменяется на биологию. Так появляется цивилизация Леониды. Это самые примитивные эпохи. И главное, что эти группы людей создают цивилизацию, которая опережает все остальные на миллионы лет.

Историки ходили вдоль стенки, раскаляясь до белой ярости. Они исходили из следующего: сейчас они знают всё. У них есть опыт. Они в состоянии сейчас построить любую из множества теорий. Они просто обязаны быть учёными. А никакого другого способа жить у них нет, поскольку их удел – строить теории. Теория должна быть краеугольным камнем любой крупной организации – это ясно, как дважды два. Или почти как дважды два. Или даже в тысячу раз яснее. Всё надо уметь, господа. Надо учиться. Важно только всё остальное, а остальное придёт само.

Математики трясли перед камерами влажными потными головами. Краснолицый руководитель семинара всё спрашивал: а точно ли это так, как они видят? Точно ли они смогут построить теории, адекватно отражающие действительность? Правда ли, что мы способны изучать какой угодно опыт, способный привести к таким результатам? Ведь было очень много великих учёных – Леонардо да Винчи, Ньютон, Лобачевский и Менделеев… Правда ли, что они действительно нашли ответы на все вопросы?

Статистики отвечали вяло и непонятно. Но каждой цифре придавалось соответствующее значение.

Математики кивали головами. Они радовались, и даже улыбались – жизнь, когда кажется, что вот-вот откроется истина, полна загадок. И вот, на тебе – даже не верится… А хочется.

Начальник семинара с тоской глядел на их потные лысины. К концу совещания не выдержал и спросил:

— Господа, вы хоть примерно представляете, сколько это будет стоить? И сколько времени потребует? Я имею в виду – на всякие элементы и расчеты.

Энтузиазма у коллег не было. Сказали, что надо сначала свести все данные воедино и решить, что такое «голая модель». Но никто не сомневался, что слово «чистая» — грубое издевательство. Скорее, термин «голем» — от «голиаф». Вот. Так что если лаборатория поторопится, получить в срок хотя бы макет можно. Но уже сейчас становится ясно, что это слишком дорого.

Привалов осторожно ответил:

— По слухам, «голем» похож на медузу и управляется компьютером. Но это, конечно, преувеличение. Когда строится голем, он очень… специфичен. Если хотите, он похож на человека, только очень, очень маленького. Мы считаем, что построить голем в Америке стоит от десяти до сорока тысяч долларов. Такой Голем называется «голем интеллекта». Это трехуровневая модель: пупочный блок, мышечная часть, «хранилище данных», где хранится всё, что мы накопили за жизнь, и так далее. В принципе, любая машина, работающая на электронном оборудовании, может быть построена таким образом.

Начальник отдела продаж выдохнул:

— Неужели можно? В жизни не слышал про такой проект. Надо же, с ума сойти. Значит, «Голем интеллекта»… Не знаешь, кто такой Голем ума? Или Голем праха? Или Голем Чумы? Что это?

Привалов пожал плечами:
— Понятия не имею.

— Что, вообще ничего не знаешь? — недоверчиво спросил начальник отдела продаж. — И что же ты в Москве делал? Ведь это твоя первая командировка?

Привалов усмехнулся:
— Да так, мотался по разным местам. У меня на Урале друзья живут. А потом, может, во Владимире что вспомню. Слышали про Поддубного? Так это про меня был рассказ:

«Один директор крупной фирмы погиб в ДТП. На его место заступил заместитель. И понеслось. Дела шли из рук вон плохо. А тут ещё поступили сведения о том, что на счету в банке босса много валюты, которую он спрятал в какой-то подмосковной деревне. В общем, случилась паника, и новый директор отдал распоряжение найти и изъять все деньги в качестве компенсации. Результаты не заставили себя ждать — все деньги и оружие были найдены. Все они оказались в одном большом погребе, который начинался за гаражами на окраине Москвы, и был скрыт от чужих глаз густыми зарослями сарсапариллы. На первом этаже было оборудовано место для хранения припасов, а на самом верху — небольшая комната, где директор хранил оружие. Но последний штрих дополняли два факела, воткнутые в пол по углам. Големы, которые туда занесли деньги, вошли через гаражную дверь. Охрана ничего не заметила, потому что за гаражами был сад. А гномы смогли попасть внутрь через окна подвала и подняли тревогу. Труп директора они нашли на втором этаже. При нем обнаружили кучу наличности, а рядом — гробы для захоронения. Внутри каждого из них лежала мёртвая женщина, но охрана, отправившаяся на разборки с гномами, не обратила на это внимания. Они вызвали «Скорую», трупы завернули и отправили в морг. Потом они решили просмотреть погребальные гробы. Один из них был пуст — внутри лежало только золотое кольцо с одним камешком. Все остальные были заполнены скелетами. Все они принадлежали разного рода эльфам, гномам, оркам и вампирам, которые, по свидетельству гнома, умели по ночам превращаться в гарпий. На других же скелетах были обнаружены следы пыток. Но следователи забили тревогу только через несколько дней. Вскрытие показало, что всех подвергали проклятью WD-44, самому смертельному из всех заклятий. Эта магия не позволяет человеку оставаться в живых, сколько бы он ни старался. Так что директора убили из-за этой карточки. Приват-банка».

Начальник оторвался от листа и задумчиво посмотрел на меня. И я вдруг понял, почему он совершенно спокоен. Все его слова были правдой. Мы действительно уничтожили гномий банк.
Tags: луноход-3, прохныч
Subscribe

Posts from This Journal “луноход-3” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment