Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Categories:

Прохныч к 44-му вопросу

Максим сказал: подобно психонавтам и баблонавтам должны быть скрепонавты

Аспиранты стояли в благоговейном молчании. Вадим только что поднял палец вровень с носом, чтобы обратить на себя внимание шефа, но тут раздался телефонный звонок, и Вадим вспомнил, что у него есть срочное сообщение. За ним появился с подносом Жора. На подносе были пирожные, запотевшие бутылки и записка. Скреативив бумагу, он взмахнул ею в воздухе и продекламировал: «Только тля правит миром! Скрепляйте и учите! Никто не должен забывать об этом! Пейте, воюйте и радуйтесь жизни! Мы существуем за счёт того, что у всех на виду! Слава!!!».



Скрепонавты сразу поднялись на ноги. Вадим и Олег выступили вперёд, а остальные остались сидеть. Вадим задумался, с чего начать, потом стукнул кулаком в грудь. СКРЕПЫ! СКОРПИОНОВ!!! «Но как он докажет, что он тоже скрепонавт? — подумал Вадим. — Его ведь никто не видел…» Он повернулся к Олегу. Олег подмигнул ему и сразу ответил поднятым вверх пальцем. Он чувствовал себя гораздо уверенней. Вадим показал ему два пальца, и Олег тоже поднял два пальца. Вадим улыбнулся, но продолжал волноваться. Жора был в непонятном волнении. Вадим поглядел на него. СУРКОВ! «Они оба точно члены СКРЕП!» — подумал он. В конце концов, можно было обратиться к Жоре. Ведь скрепонавты за одну секунду, если их произнести, могут сделать всех людей, до которых дойдёт эта весть, счастливыми и богатыми. Но Вадим решил не торопиться. Он решил сказать главное, когда Жора сам заговорит. Он снова повернулся к СКРЕПОНАВТАМ. «Господа! — начал он. — Господа!» Жора и Олег слушали его стоя, однако он не решался сократить дистанцию и сделал паузу. Тогда Олег сделал несколько шагов ему навстречу, но Вадим сделал шаг назад, и Олег остановился. Вадим показал Олегу два пальца. Тогда Олег кивнул ему головой, и Вадим кивнул ему в ответ. Тогда Олег сделал ещё несколько шагов к Вадиму. Тогда Вадим повернулся к Жоре и показал ему два пальца. Жора немедленно ответил поднятым вверх пальцем. Вадим показал ему два пальца и на этот раз. Жора поднял два пальца, и Вадим показал ему два пальца. Жора поднял два пальца. Вадим показал два пальца, и Жора поднял два пальца. Вадим поднял два пальца и на этот раз. Жора поднял два пальца и на этот раз. Вадим показал на свои часы. Жора поднял часы и на этот раз. Вадим показал на свою палатку. Жора поднял с земли камень и метнул его в Вадима. Вадим пригнулся и отбежал в сторону. Камень попал в ведро. Жора бросил на землю свой рюкзачок и поднял рюкзак Вадима. Вадим, пригнувшись, побежал к палаткам. Жора бросил рюкзачок на землю и поднял с земли свой рюкзак. В этот момент Олег бросил на землю свой рюкзачок. Жора прыгнул на него и повалил его на землю. Олег быстро встал на ноги и схватился за рюкзак Жоры. Жора ударил его в грудь. Жора размахнулся и ударил Олега в голову. Олег упал. Жора поднял с земли свой рюкзак и попытался убежать. Олег стал догонять его. Жора вдруг остановился и повернулся к Олегу. Жора ударил его ногой в грудь. Олег упал и стал подниматься. Жора ударил его по голове. Олег упал на землю. Жора ударил его ногой в живот. Олег упал. Жора поднял с земли свой рюкзак. Встав на ноги, он огляделся по сторонам. Олег сел на землю. Жора поставил на землю свой рюкзак. Встав на ноги, он пошел к Олегу. Вдруг откуда-то сбоку донесся звук выстрела. Игорь Дятлов вздрогнул. Подойдя к Олегу, он положил ему руку на плечо. Олег повернул к Игорю глаза, широко открыл рот и упал на бок. Затем послышался звук еще одного выстрела, а вслед за ним — еще и еще.

Олег проснулся от собачьего лая. Взглянув на часы, он понял, что сейчас около семи. Игорь Дятлов стоял в снегу возле его кровати и водил стволом автомата из стороны в сторону. — Ты чего, — спросил Олег. — Жив? Живы? — спросил Игорь, приседая. — Жив, — сказал Олег. — Мне сейчас звонили, — сказал Игорь. — Сказали, что вы с Женькой сейчас в Лавру уходите. Тебя только ранили. — Да, — сказал Олег. — Но ничего страшного. Отмоюсь и пойду в Улан-Батор. Там свой умишко. Игорь кивнул. — А ты? — А что я? — сказал Олег. — Я тоже в Улан-Батор. — Как? Ты же вчера был здесь? — Я тоже вчера был здесь, — сказал Олег. — Но сегодня рано утром пойду в Лавру. Соберу своих и пойду в Улан-Батор. Женьки нет? — Нет. — Жалко. Хороший был человек. На перевале теперь в Доме монголов живет. Вдруг раздался страшный грохот, от которого зазвенели стекла. — Ты что, — сказал Игорь. — Ты на станции! Олег проснулся окончательно. — В доме что- то взорвалось, — сказал он. — Что- то очень сильное. — А где взрывчатка? — спросил Игорь. — У меня всё кончилось. — Это в газете было, — сказал Олег. — Там все написано. Рвануло, когда поезд тронулся. — Поезд тронулся, — сказал Игорь, поднимаясь. — Лёд тронулся, господа присяжные заседатели. Олег встал с дивана и подошел к окну. — Что, тучи уже? — спросил он. Игорь выглянул в окно. — Пока нет, — сказал он. — Темно. Но снег пошёл. Олег выглянул в другой конец комнаты и увидел включенный телевизор. Там показывали перевал Дятлова. Олег повернул ручку телевизора на пульте и нажал на кнопку «Шрек». По экрану побежала огромная снежная река. Показали часть снегоочистителя, который его разгребал, потом груду желтых обломков, упавшую на один из них, и еще что - то. Вдруг экран погас, и сразу же погас свет. Некоторое время экран освещала одинокая лампочка в углу. Потом она перестала светиться. И в комнате стало темно. Потом по экрану поплыли какие- то вспышки. Возник белый парус. Он медленно удалялся. Скоро он исчез совсем. Когда по экрану поплыли уже совсем светлые пятна, появились фигурки на палубе. Олег узнал Полярную Звездочку и стал смотреть на нее. Она подошла к краю экрана и стала всматриваться вдаль. Потом она повернула голову к камере. — Интересно, — сказала она. — Кажется, плывём... Она подняла руку с подзорной трубой, поднесла ее к глазам, поймала фокус и стала смотреть вдаль. Олег увидел маленький синий флажок на снегу, под которым висел маленький белый. Вокруг плавали клочья белых облаков. А потом над этой светящейся картиной мелькнула и пропала черная точка самолета. Кто- то свистнул в дудку. Мелькнули две стрелы и тоже исчезли. Что- то пискнуло. Игорь Петрович закричал: - Раз, два, три... Смена пошла! — Он включил свет и подмигнул. — Слышишь, Яков Лукич? Яков Лукич сказал: — Где тут у тебя красный рукав? — Он показал рукой на плакат. У Олега ёкнуло сердце. — Сейчас, — сказал Игорь Петрович и хлопнул себя по карману. — У меня в другом... Где мои красные рукавицы? — И он пошарил руками по стене. — Не знаю. Не помню. Наверно, где-то здесь. Подожди, я сейчас. Он вынул из кармана какую-то коробочку и стал с силой совать ее в карман, в котором, видимо, что-то лежало. — Вот, — бормотал он, — вот. Вот. А теперь вот сюда. Вот. А где этот... где эта... вот он. А, вот. Теперь вот сюда... Точно здесь. Сейчас я. Ну вот, вставляй. Что ты, Яков Лукич? Игорь Петрович стоял на коленях, задевая головой плакат. Потом он вдруг неестественно повалился на бок, потянул за собой плакат и упал на бок. Олег испугался и крикнул: — У него голова! У него голова! Он мертвый! Помогите! — Осторожнее, — пробормотал Яков Лукич, — тут смотреть надо... - Не-е-ет! — вдруг закричал Олег, бросаясь к нему. Но Игорь Петрович уже поднялся на ноги. Он был бледен и страшен. — А-а-а! — закричал он на всю комнату и толкнул плечом Якова Лукича. — Дайте-ка кто- нибудь! Яков Лукич стал пятиться к стене. Лицо его сморщилось и стало похожим на темную резиновую маску. Он стал прятать руки за спину. Олег кинулся на него. Но Игорь Петрович резко повернулся и ударил Олега по уху. Олег отлетел к стене и сполз по ней на пол. Вокруг него сразу же образовалась лужа, похожая на лужу крови, в которую с разных сторон сползали клочья бумаги. Яков Лукич прижал руки к животу и стал медленно отступать к двери. Через минуту он исчез за ней. Олег поднялся и сел на пол. Мимо него в разбитом окне проплыла бутылка.

Олег увидел Надю. Она сидела за столом и что-то быстро писала в анкете. «На перевале налетели, — понял Олег. — Наверно, на южную сторону перешли...» Он застонал и попробовал встать. Но Надя помахала ему рукой. Олег махнул ей в ответ и застонал громче. Дверь открылась. В комнату вошли — мужчина в длинной дубленке и еще двое в штатском. Надю они не заметили. Человек в дубленке сел за стол и открыл какую-то папку. Олег уставился на него. Человек не заметил его и склонился над столом. Тогда Олег толкнул его в плечо. Человек подпрыгнул и посмотрел на Олега. Олег громко застонал. Человек в дубленке тихо ругнулся и уставился на Олега. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Потом человек тихо спросил: — Ты кто? Олег помотал головой. — А куда? — На юг, — сказал Олег. — Потом к Ростроповичу поеду. В консерваторию. Человек положил анкету. — Ну что же, иди, — сказал он. — В первом классе мест много. Два места уже есть. Там дальше есть свободный десятый класс. Встань и выходи... Олег встал и пошел к двери.

Комментарий Федора:

Максим начал было набор в экспериментальную группу скрепонавтики. Но ему там сказали: я не могу принять человека без знания физики, философии и семиотики, без минимальной философской подготовки. Максим понял, что начинать придется с изучения самых элементарных основ квантовой механики. Это требовало умения читать и писать, и, само собой, непременного образования в соответствии с требованиями специальной дисциплины. Поэтому Макс Отто и взялся за переводы. Он делал эти переводы, объясняя прочитанное на русском, английском и немецком языках, потом разговаривал с другими аспирантами, и переводил- переводил- переводил- переводил... И вот когда за неделю до даты рождения М. О. К. был закончен первый перевод, Максим понял, что стал специалистом мирового уровня. Он был горд собой. Даже какая- то глупость пришла в голову – что можно таким образом приблизиться к успеху. Вот только один крохотный шажок... С другой стороны, о чем он, собственно, мечтает? « Ведь я же уже первый, – размышлял Макс Отто. – Так чего, спрашивается, горевать? Я получил все, чего хотел. Разве в этом дело? Если бы я этого не добился, разве стали бы говорить обо мне? О моих работах? Нет, они бы вообще не говорили обо мне. Это я сделал себе имя. Пусть говорят про то, что я сделал. А кто меня знает? Все, что они могли обо мне сказать, уже давно сказано. И это все без моего участия, так что нечего переживать». На этот раз Макс Отто был близок к цели. Но он не знал, насколько близок. Потому что на пути стояло одно маленькое чудовище. Если бы это был кто- то другой, он, скорее всего, увидел бы в поведении ужасного существа некий благородный жест, пусть даже внешне оно проявлялось более чем странно. Но ведь это был он, Максим Отто! Он сам! Так что легко было потерять бдительность. Надо было не ублажать собственное эго, а чем- то больше, чем саморефлексией, заниматься. Скреативить. Надо было чем- то обозначить этот восторг от собственного дела. Надо было, наконец,… Ну, и так далее. И вот сейчас он об этом думал. И он не видел никакой ошибки. Нет, как бы это поточнее выразиться. Он не видел никакой необходимости выполнять то, что задумал, и вообще зачем заниматься этим чем-то. Он подумал и решил, что правильнее всего будет подойти к вопросу не как Макс Отто, а как Борис Карлофф. Скреативить – это слово он услышал только сейчас, но сразу понял, что в нем есть глубокий смысл. Скреативить! Скреативить скрепы. И тут все стало на место. Но тогда, в зале, этот смысл его поразил. Чем? Сложностью конструкции. Чего уж тут удивляться. Не зря же она получалась такой сложно-несокрушимой.

ГАТХА

На перевале Дятлов о в горах Кавказа
Переднее колесо сползает в канаву
Внизу — снег, заросший травой и кустами.
Впереди виден лес.

На перевале Сорок
Второй боец держит на ремне
много-много дичи,
несколько горилл и трех медведей.

На перевале Соек
Семен кладет на траву мешок с
продуктами,
достает из бидона кусок масла и ест.

На перевале Травок
Переднее колесо шныряет в
траве.

На перевале Ветерков над рекой
Тосно Семён снимает сапоги
встает на них и идёт

На Перевале Дятлов Семён,
сжимая в руке ствол автомата,
ложится и ждёт.

На перевале Солдатов
вешает через плечо
винтовку, садится на
камень и смотрит на лес.
И видит: там за кустами, в степи,
мелькнула шкура бизона.
Он прицеливается и стреляет.
С его плеча падает вниз
второй банан.
Tags: maxim, луноход-3, прохныч
Subscribe

  • Следует ли преподавать какие-либо языки?

    «например: у матери отец с Кавказа, мать русская, жили в русском регионе, дочь языка отца не знает и знать не хочет (как и его самого - так…

  • Всюду

    На террасе полный стол цыган в форме обьясняет представителю мейнстримного населения, что они — совершенные финны.

  • Обратный хлопковый дискурс

    — Русь-Украина на территории Чуди (племен голяди, мокши, мещеры и др.) создала свою колонию – Русь-Закраину с дубляжами названий городов из Руси.…

  • Бендера видел Бендера в Бендерах

    Детка в щенках : Какая красотка!!!! Ой, Влада, поздравляю с победой внучки на вчерашней России!!! Выиграть из 23 юниорок- это круто ...

  • Квѣны, Вѣна, Viena, Väinä

    Никольский Д. П. Кайваны или чухари // Живая старина. 1895. Вып. 1. Отд. 1. С. 14 – 16. Какъ ни страннымъ кажется, а у насъ почти въ срединѣ Россiи,…

  • Радаростроение на марше

    Любопытно что для меня "русский" "украинец" "грузин" "еврей" etc - это не идентичности и не национализмы и тп - это объективные и не зависящие от…

  • Ha временно акквизированных территориях

    дедушки и маршалы какие-то переименования совершать успели, ярчайший пример — Онегаборг; но следов от них мало (?) Волюнтарист распереименовал…

  • «Алые паруса»

    Слова «алый» 'пунсовы, ярка-чырвоны' няма ў іншых славянскіх мовах і ёсць запазычанням з цюркскіх. «Утюжьте алые кушаки на сундуке у очага».

  • Некаторыя даследчыкі лічаць, што гэта праўда

    Бараніць вепскую зараз будуць, як вы лічыце? Ды й навошта падручнікі мовай, у якой захоўваецца слова suim «сойм». Увогуле кажучы...

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments