Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Скреп-трип Дарёмы

О чем они говорили между собой, было не слышно. Но из слов самого Буянова было ясно, что на остров прибудет несколько офицеров. Это придавало происходящему смысл в глазах Дарёмы, поскольку при всём при том, что могло случиться, этим четырем благородным существам ничего на острове не грозило. Ну, кроме… ну, кроме того, чего они только что избежали, если, конечно, можно назвать этим словом беготню по лабиринту и метание тяжёлых предметов, несущихся на тебя с бешеной скоростью! Иначе с чего бы им было этим заниматься? Но это не имело никакого значения. Во-первых, замок был надёжно заперт и, кроме того, существовала опасность оказаться на грани помешательства. Во-вторых, никто не обещал Дарёме провести на острове неделю, чтобы она развелась с Буяновым. Конечно, не известно, что было бы с ними и с ним самим, если бы этого не произошло — но теперь это не имело значения. Однако всё равно было страшно и отчего-то до странности весело — отчего же, спрашивается, он опять так это сделает?

Может, надо, чтобы члены семейства Буяновых составили ему компанию? Побаивались обвенчаться — и хоть на пять лет покинули его жизнь? Что это вообще за вопросы, он не мог понять. А вот чего не мог взять в толк — так это что будет, когда ритуал завершится. Ведь когда Бенито и Буян-Боян взойдут на свои места… Ничего, усмехнулся про себя Дарёма, пусть переживают! Полетит корабль, и я стану его капитаном… А что, даже интересно! Почему-то такая мысль совершенно не пугала… Вот интересно было бы поглядеть на него! Спросить бы его… Это даже можно будет — не надо будет притворяться равнодушным. Тоже мне, разжалованный военный! Хотя нет, подумал Дарёма, разжалованный, то есть теперь — капитан… Ну и пусть на пару дней.

Зачем? Да потому, что Сандра ужасно волновалась — не то она боялась неведомого, не то каких-то новых злых духов в доме. Ну да ладно. Пока Буян будет снимать цепи — дело сделано! Скрепно? Нет, раздолье. Зачем бороться с чем-то, если можно свершить задуманное самому? Разве ж можно желать ничего другого? Что будет, если он промахнется? Страшно даже представить. Сандра в самом деле была невыносима, а ее пронзительные взгляды, казалось, пронзали его насквозь, точно луч горящей пакли. Она мне за это ответит, говорил этот странный взгляд, вспомнилось Дарёме. И я сдержу данное ей слово. Даже если для этого придется отдать всю жизнь!

Скрепно. Скрепно… И хоть было страшно, но чувство облегчения, вызванное мыслью о скорейшем осуществлении задуманного, вдруг захлестнуло его с головой. Где-то в этом сладком трепете спряталась мысль, над которой он думал последние несколько часов. Все правильно. Это и есть — совлечение страхов. Ему только оставалось проследить за тем, как это произойдет. Но он понимал, что чем дольше он будет тренироваться, тем опасней для него будет состояться задуманное. Так что главное сейчас было не отвлекать себя разговорами и повторять сам процесс скрепокупления, как делала Сандра. Самое время прочувствовать себя в том, что он, собственно, собирался осуществить. Дарёма взял себя в руки и попытался переключить внимание на сидящую рядом со мной женщину.

Что это значит? Уверенности в том, что он разберется в том, что собирался произнести, не было никакой. Не в пример более, чем страха. Надо было что-то делать. И Дарёма внимательно уставился на подругу своей тёти. Ариадна напоминала ему детскую сказочную принцессу. Сейчас он не думал о том, что будет, если он не сможет достичь поставленной цели. Перед ним было нечто гораздо более волнующее, чем сама возможность. Главное сейчас — по настоящему ощутить себя новой Анной. Он повернул лицо к девушке, и тут же у него получилось — по его телу прошла сильная волна благоговения. Удалось ли? Смог ли Дарёма преодолеть эту темную границу перед тем, как её переступить? Как он не подумал об этом раньше?

Ариадна молча ждала ответа, когда он приблизился, и на её лице отразилось напряжение. «Есть! Получилось! Получилось!» — благодарно кричало у него в груди. Но мальчик был готов к тому, что любое его слово может быть неверно понято и услышано. Он старался быть максимально честным и честным в своих мыслях. И он не смог соврать. Тем более что ему это было ни к чему. Он говорил правду. Ну и что? Это могло объяснить всё. Самым естественным образом, ведь он уже и так все знал. Многое. Но не всё.

Ариадна как будто поняла его с полувзгляда и на этот раз. Она улыбнулась. Впервые за долгое время. Только тогда Дарёма понял, что она уже давно улыбается. Эти две возможности показались ему вдруг несовместимыми. «Глупое совпадение», — подумал он. Но внутренний голос одёрнул его — он чувствовал эту улыбку. Точно так же он когда-то воспринимал внимание разноцветных мотыльков на берегу моря. И ему стало грустно — так, что по его лицу пробежала тонкая рябь сочувствия и грусти. Так весело ему никогда не было. Нет, оно уже давно не было смешно. Просто оно было частью этой сказки. Как тот мотылек, которого нужно кормить сором. И почему в ней всегда одно и то же? Опять тот же первый блин… За что ему такая награда?

Надо было ответить про себя, но Дарёма не мог. Потому что на него уже глядело опять странное создание. Монтигомо. Кто знает, может, оно видит самого Дарёму? Нет, надо отводить взгляд. Он оглянулся, и тут увидел, что змеечеловек находится в каменном кругу. Его загораживал заросший цветами дуб, к которому была привязана молодая берёзка. Змей обернулся, широко взмахнул крыльями и впился ими в березовую ветку. Сильнее не получилось: ветка сломалась, а змеечеловек дернулся и пронзительно крикнул. Потом он повалился на спину, закатил глаза и затих. По-прежнему глядя на Неспока, Дарёма шагнул вперед, сорвал пучок травы и повязал на шею Неспока. Ветка мгновенно укусила его за палец. Дарёма выронил траву и изумленно поглядел на свою руку. Кровь попала на плешь, и он перестал её чувствовать. Обернувшись, он увидел перед собой Неспока, разговаривающего с молодым, в опрятном костюмчике парнем. Юноша был невысокого роста, круглолицый, с соломенными волосами.

Дарёма помнил, что на роду у Неспока были тяжелые испытания. Тот и раньше был слабым духом, а после той битвы вообще впал в кому. Но ведь теперь Неспок переродился. А как его изменить, не знает никто. Правда, похоже, по его приказу у мальчишки выросли длинные волосы, но это мог быть не волос – Дарёма видел в подземелье много механизмов для таких штук. Мальчик, видимо, был чем-то вроде говорящей куклы, поэтому его нельзя было использовать в качестве оружия. А уж как настроить его, Непес и понятия не имел. Дарёма почувствовал, как его охватывает паника, но тут из-за угла выскочили двое стрельцов с алебардами. Не успел он и глазом моргнуть, как он уже был на коленях. Стрельцы жестоко избивали его до потери сознания. Упав на землю, он открыл глаза. В них было такое отчаяние, что Дарёме стало стыдно. Он вытер со лба холодный пот. Показалось, что в него запустили чем-то вроде стрелы, и он непроизвольно заслонился руками.

Как выяснилось впоследствии, огонь из ружья снайперов был направлен не против мальчика – его просто задавили, когда он пытался встать. А стреляли по Царю-Лирду за то, что он разрешил Гагторыпе спустить стрелу. Гагторыпа отвезли в Южную Булонь, там и умер у себя на родине. Вероятно, жизнь мальчика не стоила тех мучений, которые ему пришлось пережить. Поняв это, Непес был теперь зол на себя, на все, что с ним случилось: не успел мальчик дать несколько выстрелов, а его уже прибили. Или просто стрела попала в него случайно. Так или иначе, он поспешил забыть эту страшную сцену – и попытался забыть и другое. Но с его новым императором быстро получилось не лучше. Через несколько дней он опять выстрелил, но промахнулся. Пуля ударилась в один из рельефов с изображением царского коня. Царю-Лирду (на этот раз Дарёме) это не понравилось. Обычно он знал, что и когда нужно для победы над Европой, но на этот раз что-то случилось… Два выстрела попали в ноги Пушечного Царства. Оно рухнуло, и остался только Палицынный Чумак. Он стоял на ступенях своего дворца и смотрел вдаль.

Перескрепкино, скрепрюль 2020 года. О том, как действует созданный Непесом компьютерный мир, рассказал Николай Соколов. Самое интересное, что он не придумал ничего нового. С тех пор как Пушечный Император умер, компьютерные персонажи почти не меняются.
Tags: луноход-3, прохныч
Subscribe

  • HOBbIE

    Журнал «Некрокрокодил»

  • LUMILAUTA!

    «Если вам удобнее проходить перепись на родном языке, в переписном листе можно выбрать для заполнения один из 10 языков: башкирский, татарский,…

  • Новости науки

    Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков не исключил, что закон об иноагентах может быть скорректирован, если правоприменительная практика…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments