Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Category:

Прохныч к 101-му вопросу

Да я и не уверен, что слышал Максима. Так он будто кашлянул. Мне вообще кажется, что в этом контексте мы могли бы говорить о важности моральной нагрузки. Вот Максим хорошо подчеркнул важность происходящего. Ведь если по закону ты преступник, ты находишься под защитой государства, а если ты нормальный гражданин, то тебя защищают те, кто тебя защищает. Разве это не стоит внимания? Максим – очень умный человек. Нужно бы почаще хвалить его. Я думаю, Федор, что эти слова о моральной нагрузке относятся к тебе – я видел, как ты часто моргал. Считай это комплиментом. Твой умный ответ по-настоящему бодрит. Должен сказать, что я не совсем понял, как такое может быть моральной нагрузкой. «Пусть мудрствует, гордый и достойный». Что такое «достойный»? Хотел бы я это знать. Не могу понять. На самом деле все очень просто. Это когда твой ответ точно совпадает с ответом даже не мудрого человека, а просто неподражаемого юмориста. И еще, дорогой Федор, некоторые из этих слов относятся к событиям нашего времени, потому что мне кажется, что вскоре мы обязательно узнаем, как в таких случаях надо поступать. Точно установлено, что это сделать очень просто. Кстати, Федор? Как это случилось в вашем доме? Может быть, именно поэтому вы были здесь втроем? Если так, то это очень хорошо. Особенно в свете некоторых событий. Может быть, лучше во второй раз? Или пока только в третьей? И кстати, почему вы так смеетесь? Вот так: смеетесь, и все. Больше того, мне кажется, что это как раз очень важно. Федя, как тебя зовут? Не боишься показаться смешным? Извини, конечно, что я тебя так назвал… Что? Ах, да. Меня зовут Федор. И, если мне не изменяет память, ты спрашиваешь о той штуке, которую несешь при себе на теле? Это марксистский артефакт, который, как это часто бывает, приносит человеку просветление. Конечно, если умеешь им пользоваться. А если нет, никто в этом не виноват. Даже Маркс. Конечно, Маркс ничего плохого не думал. Ему просто хотелось заработать немного денег, и он с самого начала знал, что все как-то получится… Нет. Не угадал. Как раз наоборот: никто, похоже, ничего и не собирался делать, — в этом, как я сейчас выражаюсь, гротескном смешении. Как раз наоборот… Так. Сергей, как у вас там? Приступаем. Сейчас я кое-что тебе покажу. Ты, кажется, так и не ответил. Как тебя зовут? — Федя, не отвечай ему! Федя, не отвечай! Федя! Приступим? Так, так, так… Он что, совсем дурак? Кто ты, в самом деле? Зачем ты называешь это «водой»? Это… Это непроизносимое слово. Что? Отчего, от чего? От грязи? От дождя? Это и есть грязь? Когда это вы в последний раз разбирали канализацию? Почему вы всегда говорите, что вы инженеры, а иногда смотрите на эту свалку и… С какой стати вы не можете вообще ничего понять? Ну, хорошо. Сейчас я тебе объясню. А то, что ты сейчас видишь, ты увидел потому, что ты из грязи и когда-то в прошлой жизни был счастливым человеком. Очень счастливым. Знаешь, что такое счастье? Не знаешь… Понял. Теперь тебе понятно? С этой минуты ты уже не будешь таким несчастным. Когда ты будешь счастлив — в этом для тебя не будет ничего нового. Ты станешь уже счастливым на всю жизнь, и все. Понял? Понял, Федя? Понял? Именно на это он и надеялся. Он всегда так делал. Постепенно в его голове сформировалась мизансцена, которая сохранилась в его воображении много лет подряд. Не сразу, но он сумел немного воспроизвести ее в деталях, и его напор на Арагорна стал более осторожным. Это была сложная репетиция, в которой играл главный персонаж. Арагорн много раз делал вид, что никак не может понять, что происходит. Наконец он заговорил: «Это что такое?» «Это гора», — ответил Федя. «А что за гора?» «И еще это туман», — ответил Федя. «За туманом? — оживился Арагорн. — Туман и гора? Вы можете мне все объяснить?» «Да», — сказал Федя. «Только на следующий раз покороче», — попросил Арагорн. «Он и гири. Все эти вещи, о которых ты только что говорил…» — «Что?» — «Гири, чемпинг…» — «Что?», «Да нет… Просто я тебе кое-что объясню». Он опять замолчал. «А что?» — спросил Федя. «Пойдем отсюда», — сказал Арагорн и повернулся на другой бок. — «Пойдем отсюда?» — спросил Федя и засмеялся. «Пошли», — повторил Арагорн и поглядел ему прямо в глаза. «Погоди. О чем ты только думал?» — спросил Федя. «Это я очень быстро забыл. Давай пройдемся». Он взял его под руку и повел по направлению к дому. «А что ты хочешь сказать мне напоследок? Почему ты не думаешь о том, что будет дальше? Ты же умный парень. Почему ты молчишь? Почему ты ничего не хочешь мне сказать? Ты же любишь говорить!» — «Это я уже понял, — тихо сказал Федя. — Это ты дурак. Эх ты, мое бедное детство. Пошли». Он подхватил своего спутника под локоть и крепко прижал его к себе. «А что именно?» — спросил Арагорн. «Пошли!» — сказал он. Арагорн попытался вырваться, но Федин прием, по-видимому, не удался. «Пошли», — повторил он настойчиво. «Пошли, — опять повторил Арагорн, — ну что ты с собой хочешь сделать? Да тебя на улице завалят, как последнего свиного хряка». «Пошли», — ответил Федя. «Ну пошли же, — сказал Арагорн, — если ты меня так держишь, я сейчас упаду. Держи крепче. Что ты с собой хочешь сделать? Да тебя на улице завалят, как последнего свиного хряка». Арагорн с силой разжал пальцы и повалился на землю. «За что? — быстро спросил он, поднимаясь, — Что ты такое говоришь? Ты что, хочешь оскорбить меня и Кай-Та, да еще и постзобально? Да я тебя… Да я…» На это он не успел ничего сказать, потому что к ним бросилась огромная серая тень. Арагорн и Федя попятились назад. Чья-то невидимая лапа схватила их за руки и приподняла над землей. Страшный зеленый глаз глядел на них сверху. Он был немного похож на глаза Ка-Амина из походной школы, и поэтому казалось, что перед ними зеркало. Федя видел черную тушу с длинной белой шерстью, которая поднимала такую страшную морду, что ей можно было бы позавидовать. Из пасти зверя пахло болотной тиной, мокрой шерстью и чем-то вроде зверобоя — Феде показалось, что он узнает этот запах, и почему-то было от этого нехорошо.

Арагорн попросил изобразить движение выпущенного когтя, но, несмотря на это, Федя почувствовал головокружение и решил, что будет лучше, если он посидит на траве. Арагорн и Федя слезли, сели в траву и приготовились слушать. Белый зверь повернулся и потрусил в сторону далекой белой точки — кажется, это были пионерлагерь или какая-то пионерская столовая. Арагорн с Федей бросились за ним. Через несколько шагов они выдохлись и повалились на траву. Федя закрыл глаза, чтобы отогнать видение, и вдруг ему пришла в голову интересная мысль. Он попытался представить себе, как вели бы себя англичане в такой ситуации. Латвия или Австро-Венгрия были бы сметены, немцы и индусы истреблены, а англичане отстреливались бы друг от друга по одному.
Tags: maxim, луноход-3, постзобализм, прохныч
Subscribe

  • Прохнычи совсем уже распоясались

    Фамилия Камберг возникла из Ундоры (Ульяновская область). В распоряжениях города Житомир — ремесленник Тит Камберг (1615). Латиницей — Kambiergh или…

  • Эпический гимн на текущий момент

    Ты можешь представить Т. Г. Шагинян в роли старой гангстерши? Если бы это было возможно, женщины вообще ходили бы в платьях, вместо того чтобы…

  • Прохнычи не дремлют

    ОСНОВНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ О ФАМИЛИИ ДАМСКИЙ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ, УПОМИНАНИЕ, ЗНАЧЕНИЕ Фамилия Дамский Происхождение: Телеведущие Город: Малая Вишера…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments