Chhwe (chhwe) wrote,
Chhwe
chhwe

Categories:

Постзобальный эпилог

Был ли постзобалистом Блок, впоследствии ставший вдохновенным тенором и исполнителем фанфар-вариаций на темы арийской природы?

Наверно, нет. Но всё же важно было бы уточнить: кто именно в данном случае «постзобалист»? Подчеркнуть, что «постзобалист» — это не просто человек, забывший что-то навсегда или забывший о чем-то очень важном — это тот, кто не вспоминает о забытом по той простой причине, что уже позабыл об этом — так, словно забыл эту свою мысль в самую последнюю секунду. При этом так же невозможно говорить и о простом эмоциональном переживании, о переживании вызванном реальностью или личностью, о переживании любви или ненависти, о переживании счастья, ярости и счастья — все эти слова будут здесь неуместны. Именно постзобалист и есть тот человек, который действительно делает все это здесь и сейчас.

Ни Лобачевский, ни Киплинг, ни Юнг не в состоянии понять смысл тех переживаний, в которых их жертвам не помогали никакие ухищрения психической техники — разве что тогда, когда для того, чтобы уйти от невыносимых мучений или понять их, надо было абстрагироваться от самого факта переживания. Постзобалист в конечном счете является адептом Незримого Брама, который и является для него личностью — и никаким другим религиозным или светским лицом. То, что читается в криминалистическом списке, свидетельствует о том, что для постзобалистских организаций открывается одна из самых престижных ступеней иерархии — но это не означает, что постзобалистское мышление одинаково признается в каждом обществе. Постзобалистские религиозные конфессии могут существовать по разным правилам, и когда они объединяются, они могут быть очень своеобразными и причудливыми. Так же и преступные структуры могут быть очень разными. Фактически постзобалистские структуры становятся чем-то вроде объединений, возникающих на базе частных взглядов — иначе говоря, чем больше может быть этих взглядов, тем более экзотичной может быть структура.

При помощи лаконичного аппарата констрикций постзобалистская мысль создает хаос в сознании. В свою очередь, постзобалистское сознание создает хаос в восприятии. Этим можно объяснить высокую устойчивость постзобалистских идей и верований. Постзобалистская психология связана с жесткими рамками теологических идей и имеет дело с тем, что считается «западным культурным фактором» — с идеей «я» как такового, которая стала доминирующей в западном обществе. Эта концепция, которая должна была раньше полностью исчезнуть, привела к образованию новых форм сознания. Постзобалистская психология — это принципиально другая наука о сознании. Некоторые психические процессы, характерные для постзобалистского сознания, не получили экспериментальной фиксации. Тогда нам пришлось начать с точки зрения постзобалистской психологии разрабатывать методику самоисследования и интерпретации, используя те собственные идеи постзобалистского сознания, которые у нас имелись раньше и которые не нуждались в экспериментальном подтверждении. На этом этапе мы столкнулись с проблемой, которая особенно поражает.

Эти идеи были связаны с личностью субъекта, их целью было дать возможность проникнуть в глубинную сущность человека и установить влияние личностного опыта на формирование психики. Вот так начинал свою работу постзобалистский психологический аппарат. С самого начала были выделены три базовые сферы, из которых формировались ментальные ряды. Сначала мы задавались вопросом: какими будут зоны опыта, связанные с теми или иными личностными установками?

Если взять эти зоны, то оказывается, что одни точки бытия могут находиться в самых разных позициях от «Я есть это» до «Я не есть это», а другие — в самом нейтральном «я есть». Многие ситуации индивидуального опыта могут находиться в трех плоскостях: «я есть Я», «я не есть Я», и «я — не-Я и корова не моя». Затем была разработана одна модель поведения, которая называлась «эдипова память». Это система ценностей личности, выстраивающихся вокруг дупликации между атрибутами и актуализациями в виде трех условий — сохранности, содержательности, подтверждения и различения.

Соответственно, функцией этого процесса является подавление конфликтных побуждений и активация спонтанной памяти индивида с ее творческим потенциалом. Так, например, в процессе юнгианской терапии используется несколько этих технологий — специфических приемов контроля над процессом — и к ним можно добавить некоторые другие параметры и дидактические приемы. Они составляют важную часть проекта.

Мы вернемся к ним при разборе работы Кастанеды. Например, активная память является одним из приоритетов, в то время как пассивная является частью бессознательного. Часто сознательные процессы в сознании ведут себя странно, вызывая негативную реакцию эмоциональной сферы человека. Эта ситуация является одним из проявлений бессознательного — бессознательная часть бессознательного бессознательно ищет путей уничтожения бессознательного, надеясь выйти из-под его контроля.

В раннем детстве бессознательное существует за счет того, что отождествляет себя с возрастом и ранним, но не вполне сформированным сознанием, в то время как сознательное развивается в результате долгих практик и интеллектуальных усилий. Например, манифестации сознательной мысли относятся к двум первым годам жизни, когда сознание полностью устканилось и требует выхода. Именно это бессознательное пытается подавить в ребенке.

В младшем возрасте бессознательное чаще всего пытается ограничить те области, где производится деятельность, чтобы оно не могло помешать практикам. Здесь достаточно вспомнить историю тех детей, кто пытался «вынуть язык» у рыбы. Подобных случаев огромное количество, и они служат примером того, что бессознательное может подавить деятельность ребенка в различных областях его жизни. Например, важно отметить, что дети не способны эффективно управлять своим здоровьем, так как их основные функции в раннем детстве выполняются в бессознательном процессе формирования личности. Поэтому контроль над своим здоровьем не так эффективен, как в юности.

К счастью, существуют меры, которые помогают устранить подобные проблемы и обеспечить ребенку здоровое развитие. Попытайтесь войти в прошлое и ощутить себя родителями будущего ребенка. Представьте, что происходит в детстве у современных детей — они готовы научиться управлять всем организмом в интересах ребенка, — даже если этому самому ребенку приходится сидеть на полу с закрытыми глазами. Может быть, именно по этой причине взрослые так неохотно делают первые шаги в сторону самореализации? Попытайтесь ощутить связь будущего ребенка с образом отца, с проектом, на основе которого осуществляется его личность. Эта связь в будущем становится очевидной. Когда сознание ребенка достигает зрелости, оно способно анализировать и продумывать действия по устранению неприятностей. Но в то же самое время с ним может произойти то, что вы называете когнитивным диссонансом. Такое случается, когда человек пытается определить свое истинное место в мире. Образы отца и матери могут стать для ребенка непреодолимым препятствием.

Если он действительно в этом уверен, он может принять решение о том, что не станет принадлежать сам себе, что все его прежнее воспитание — просто накладные расходы. Вместо того чтобы сформировать в себе альтруистический характер по отношению к другим, он может просто выставить себя на посмешище, совершая что-то недостойное. Но «экстравагантные» действия не принесут ему пользы. Их будут воспринимать, как пренебрежение своими обязанностями, и он будет отвергнут. Все это зависит от того, насколько глубоко врожденному родительскому инстинкту можно причинить боль. Поэтому, если ребенок принимает подобную модель поведения, он обязательно должен стремиться жить своей собственной жизнью, не зависящей от того, как ему будут служить. Он не должен претендовать на то, чтобы иметь на это право. Ему необходимо с самого начала проявлять твердость и принять то, что будет происходить с ним. Если же у него нет такой решимости, он с неизбежностью окажется в крайне тяжелом положении.

Постзоды — это именно та тема, в которой важно сочетать традицию и нововведение, и лучший способ подготовиться к тому, чтобы продолжить свой род через постзобные постзеркала, — это приобретать произведения с необычным заглавием — например, книжки без названия «Безграничные горизонты», «Вся суть искусства», «Базовый обзор по постзобному дискурсу» и т. д. Все эти термины принадлежат перу известнейших постзобных фантастов из самых разных стран. Поэтому вам следует либо прочитать эти книги, либо попасть на семинар, на котором будет обсуждаться концепция постзобного видения мира.

Я не предлагаю вам полностью механически усваивать эти понятия. Задумайтесь на секунду над тем, откуда берутся постзобные образования. И что в них вызывает наибольшую ненависть у интеллектуалов и психологов? На мой взгляд, в основном то, что они отвечают на вопрос «Почему?» без обращения к структурному подразделению мозга. Но самым страшным для постзобных практиков является то, что при этом они все чаще сами исходят из базовой посылки — но это даже хуже — пишут произведения, не имеющие ничего общего с настоящей поэзией. Постзеркалье — это безумие, в которое погружается человеческое сознание. Попытайтесь представить себе лицо сумасшедшего или харизматичную личность — и вы поймете, в каком качестве они, как правило, предстают перед публикой. То же самое происходит в литературе.

Постзобализм — это одиозное явление. Хотя он является частью европейской культуры, его появление в России связано с кризисом российского государства. В своем творчестве постзобалисты пишут на совершенно непонятном языке. Они трактуют слова как фонемы, по которым восстанавливается порядок мыслей, состоящий из слов, но то значение, которое обладают слова, — строго фикционально. Все это выходит за границы того, что вообще имеет смысл — например, понять смысл слов «одиночество» или «цветная капуста» невозможно. Все это, если хотите, подобно тому, как мир делается последовательным идиосинкразионным философским строем, в котором каждый язык старательно изображает «часть смысла другого языка». В постзобализме отрицается общепринятая парадигма смысла как такового. Он есть только его авангардная разновидность, считающая высшей формой поэтики символ веры.

С точки зрения постзобализма, существование языка есть богохульство, в любой формулировке подразумевающее взгляд сверху вниз. Действительно, язык тоже может быть произведением искусства. Но это не означает, что в этом произведении нет ничего положительного. Наоборот, все, что находится за его пределами, оказывается погруженным в сакральный смысловой колодец То же самое можно сказать о человеке. Эволюция делает человека символом инфернальной стихии и одновременно — символом несовершенства. Почему? Потому что человек — это субъективно-избирательный символ. Сначала человек был игрушкой в руках Природы. Изначально он был телесным, поэтому сам был для нее марионеткой. Но с развитием науки он стал понимать себя, и дух противоречия начал подниматься к нему.

В результате эволюция прогнала его от кукол в мир, где есть качественно новый социальный опыт. И тогда человек наконец сформулировал свой вопрос, ответ на который дает его язык. Постзобальный мир должен стать предупредительным знаком, призывающим человечество не забывать о своих настоящих корнях, стать особочувствительным к зову постзоба, чтобы не оказаться в ловушке индивидуализации элементов зобализации. Тогда будет достигнут конец черной всепобеждающей энтропии, и культура, соединявшая в себе человека и природу, уйдет в прошлое вместе с ним. Культура и человек — это параллельные дуги, проходящие через весь фильтр нашего сознания. В результате мы ни на секунду не забываем о том, что человек — это иллюзорное физическое тело. И, вспоминая про это, мы покидаем мир, где осуществляется его трансгрессия. Мы уходим в страну мечты. Мы исчезаем в муках отчаяния — вот что говорит о нашей судьбе Шекспир.

Переслегино, январь 2005 года: «… с таким же успехом можно было бы поверить, что есть рай, который находится внутри нас. И наоборот — может ли существовать верное, бездонное и окончательное решение, каким бы абсурдным и пугающим ни казался тот, кто принимает его?»

Tags: луноход-3, прохныч
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments