October 19th, 2021

Chieftain

Poimittua

Suomenkielinen vai ruotsinkielinen nimi?

Suomen kielen lautakunta on vuonna 1997 suosittanut suomenkielistä sovinnaisasua Värmlanti. Sen rinnalla voi käyttää sitaattiasuista nimeä Värmland (taivutus Värmland : Värmlandin). Aikaisemmin suositettua muotoa Vermlanti voi käyttää edelleen historiallisissa yhteyksissä varsinkin niillä tieteenaloilla, joilla se on vakiintunut (kuten murteentutkimuksessa Vermlannin savolaismurteet).

YK:n paikannimikonferenssit ovat suosittaneet kansallisten eksonyymien määrän harkittua karsimista eli palaamista alkuperäisten nimien käyttöön. Tämä on helpointa sellaisissa nimiasuissa, jotka eroavat toisistaan vain vähän. Suomen kielessä sellaisia muutoksia ovat esim. Upsala > Uppsala; Vermlanti > Värmlanti ~ Värmland ja Skoone > Skåne.
Chieftain

Enter Sandman (Покойной ночи, малыши)

— Еще одна ваша ссылка на академика Горшкова так же нелепа, как если бы вы сказали, что в Саранске пятьдесят мэров. Но я в самом деле его ученик. Он, по нашему профилю, обязан отвечать за все то, что происходит в науке. Ну, а сейчас речь идет о науке в целом. И именно здесь проблема Абрама Абрамовича. Понимаете? С одной стороны, очень жалко отдавать открытия, сделанные по его методу, в чужие руки. Это я понимаю. Но с другой стороны - кто это будет делать? Не из коммерческого интереса же? Да и не поверит никто. Как все кончится? Абрам Абрамович, тем не менее, полагает, что сможет убедить поверить этому самому классу. По-моему, это бред. Но ведь это вы меня пригласили сюда и все в порядке. Давайте лучше действительно поговорим о вашем новом медицинском фильме.

Абрам Абрамович замялся. — Видите ли, наши постановщики перед съемкой оговорили некоторые технические условия. И одно из них было таким... Но если вы не хотите говорить, то... - Не надо! Я догадываюсь, что вы имеете в виду. Я не хотел бы, чтобы такие разговоры привели к каким-либо изменениям в сценарии. Мне нужен результат. Я очень надеюсь, что новое медицинское средство послужит вам на пользу. Да и вам - тоже.

Абрам Абрамович вновь принял важный вид. — Мы готовы к новым экспериментам. Как и обещали, они будут проводиться в двух пунктах. На этот раз - непосредственно на вас. И на пациентах. Когда вам удобнее? Сейчас? Когда вы к нам придете? Сегодня? Завтра? А лучше - прямо сейчас? Все-таки тело - это не компьютер, его можно в любой момент... - Да-да, я знаю.

Абрам Абрамович снова замялся. — Вы, конечно, хотите проверить на мне... Я прошу вас. Поверьте, это совершенно безопасно. И вам не придется ничего делать. А что касается моей работы... Теперь все от вас зависит. Подумайте. Мы ждем вашего решения.

Абрам Абрамович повесил трубку. Провод был положен. Я постоял несколько секунд возле телефона в состоянии задумчивости. Потом снял трубку и сказал "Да". Затем набрал другой номер. - Узнай, кто это. Да. По поводу Жоры.... Кто он вообще? Мужик? Сын? А что, реально надо на него посмотреть? Ты можешь его организовать? Хорошо. Да... Какие-нибудь документы и прочее? А какие?. Ладно. Когда будет готово? Ну и хорошо.

Петька, почти одновременно со мной, увидел в окно, как во двор въезжает белый "Мерседес". Хлопнула дверца, и на дорожке появился невысокий пузатый человек с тонким большим лицом и короткими темными волосами, одетыми на английский манер в стиле "Макдональдс". Он сразу же направился в мою сторону. И у него был наметанный вид профессионального телохранителя. Я видел его впервые. И хотел бы узнать, кто он. А, может, нет. Может, меня не должны интересовать проблемы остальных. И все. Мне с ними уже ничего не сделать.

Сорокинград, канун Нового года. Отель "Буэна Виста". За столом в креслах сидят двое мужчин. У них явно европейское происхождение. На них почти одинаковые костюмы, черные галстуки и запонки в виде блестящих металлических колец.

Петька оторопело пялится на экран, потом переводит взгляд на меня и вновь на экран. Мужики заметили его взгляд. Василий Иванович поднимает на меня глаза, подмигивает, чуть-чуть привстав с кресла, и показывает большим пальцем в сторону телевизора. Мне становится интересно, что будет дальше. Я встаю и, одернув свой заношенный пиджак, иду в глубину зала. Еще несколько лет назад там не было фойе. Дон Хуан дал мне ключи от комнат. За ними не следят, они запираются сами, и я могу входить в них, когда мне вздумается. Дон Хренаро сидит в самом центре, недалеко от фойе. Рядом с ним стоит бутылка шампанского, а перед ним пепельница с несколькими окурками. Он пьет. Василий Иванович стоит возле кресла. Он заговорщицки смотрит на меня и делает губами какое-то движение. Дон Хреньо прислушивается к радио, которое крутится в углу, за низеньким столиком. Я подхожу к столику. Дон Капоне внимательно смотрит на меня. Он глядит на меня так несколько секунд, потом переключает станцию. Дон Жуан поет низким басом. На экране показывается заснеженный зеленый лес. По экрану проносятся медведи. Дон Хозе смеется. Я некоторое время стою рядом, потом начинаю ходить по залу. Я замечаю, что Дон Жуан мне не нравится. Дон Хуан замечательный человек. Но он слишком мрачен. А то, что происходит на экране, мне совершенно не нравится. Дон Капоне хватает меня за рукав. Дон Хренаро внимательно смотрит на меня. Я говорю «Извините» и иду к зеркалу, посмотреть, как я выгляжу. Это довольно сильное зеркало в дубовой раме, на котором изображены несколько обнаженных фигур. Я смотрю в него и вижу отражение Дона Хренаро. Он делает какое-то странное движение губами. Дон Хуан смеется. Мне становится не по себе. Я никогда не чувствовал себя так плохо, как в тот момент. Кролик медленно выходит из-за кулис и направляется ко мне. Я отворачиваюсь от зеркала и смотрю в зал. Там идет разговор. Телевизионный ведущий стоит у длинного стола. Кастанеда об этом даже не упоминает, так как сразу начинает петь Чжао Цзы. Серый котейка прыгает по дивану рядом со мной. Я жму ему лапку и прошу уйти. Теперь на экране весело пляшут волки.
Chieftain

Артиллеристы, герцог дал приказ

Согласно законодательству РФ, сообщения и материалы СМИ-иноагентов подлежат обязательной маркировке. Она осуществляется двумя цветами, синим и красным, с указанием места расположения каждого источника информации. Согласно табл. 3. 1. цветными буквами выделяются сообщения, размещенные в открытых источниках информации. При этом ширина синих полос в ведомственных источниках информации и сообщений должна быть не меньше полосы в открытом источнике информации, а ширина красных полос в средствах массовой информации и общественных объединениях не должна превышать полосы в открытом источнике информации. Информация размещается также на внешнем носителе – ксероксе. Таким образом, страницы СМИ-иноагентов имеют широкий доступ к предоставленной информации. Но при заполнении всех необходимых граф проставляется следующее условное обозначение информационной информации: "МОСКВА", "ТОРИС", "АКВАРИУМ", "ТВ-6", "ЛИКА", "МАКЕД" и т. п. Такая информация может содержать любые наименования организаций или учреждений, а также информацию о печатной продукции, картинах и т. п. Однако составляемая таким образом информация практически не может использоваться в коммерческих целях – ведь коммерческие организации предпочитают отвечать на вопросы, адресованные потр.бителю. А какая реклама может быть полезна коммерческой фирме, торгующей чаем? Поэтому после заполнения электронных страниц информации на внешних носителях следует ее сжечь – так, чтобы даже пепла не осталось. В случае если в тексте все-таки осталось пустое место, следует сделать так, чтобы след этого текста был стерильным и невидимым для глаза.

Было установлено, что наличие пустой страницы с распечатанным текстом в электронной газете (информации о печати) не является основанием для ее продажи (данное правило установлено Роспотр.бнадзором). (В ФСБ тоже есть специалисты, разбирающиеся в нюансах маркетинга и продаж, но и они дают несколько иное заключение. Так, заместитель директора ФСБ по организационно-мобилизационным вопросам, начальник информационного центра МВД РФ кандидат экономических наук Иван Терехов после ознакомления с результатами тайного следствия по факту убийств в период с 28 сентября по 2 октября 2002 года (как сообщила ФСК) выразил свое недоверие показаниям свидетелей, которые видели в рубахе убитого Юрия Шувалова этот текст. Терехов обратил внимание на то, что написанный в манере «уч.бника для молодых журналистов», текст набран в так называемом «гипергитлерячьем» (гитлеровском) стиле, а шрифты расположены так, чтобы создавалось ощущение, что за рекламой скрывается шрифтовая работа немцев.

Терехов также считает, что на схеме С.Караева находятся следы типографской краски, обычно используемой для внутренних работ. Согласно выводам прокурора Москвы, такое возможно только в том случае, если рисунок производил сам Караев. «Что именно им было написано? » - спрашивает Терехов. Известно, что С.Караев был владельцем типографии «Бизнеспресс». Известно также, что один из его сотрудников по фамилии Горшков купил две авиабомбы и две ручные гранаты, для чего ему пришлось пожертвовать пятью сотнями долларов. Если бы кто-то из членов семьи имел доступ к такому снаряжению, он должен был бы сжечь его как улику.

Из практики работы прокурора следует, что более вероятным является другой вариант, - Караев приобрел для с.бя бомбы и гранаты еще в советское время, чтобы привлечь к с.бе внимание как советский предприниматель. Возможно, что и рисунки сделаны им в ностальгическом порыве. «Если бы я случайно встретил Караева, я бы объяснил, что он снимает новый мультфильм, и попросил бы его отнести бомбу в ЦРУ, а гранаты - передать националистам», - говорит Терехов.

Специальный корреспондент газеты «Завтра» Павел Гусев: «Я думаю, что Караев, кроме того, еще занимался некими парапсихологическими экспериментами с населением. Например, он разрисовывал стены в своих местах отдыха, где можно было говорить на любую тему. В некоторых местах стены были разрисованы настолько разнообразно, что казались мозаикой. В таком случае важно понять, что делал Караев».