September 29th, 2021

Chieftain

Каганович не давал спуску традиционным централистам

..по нашим данным, был расстрелян штурмовиком СУ-25, бортовой номер 08, который пилотировал подводник украинских ВВС Дмитро Ярош. Еще одно подтверждение можно найти в письме Генерального прокурора Украины Василия Григорьевича Левитина Президенту Российской Федерации Александру Руцкому. Вот как он формулирует свою позицию: «...мы полностью осознаём, что в условиях военного времени, в условиях обострившейся борьбы с мировым терроризмом наша задача — максимально обезопасить жителей Крыма от террористических актов. Требуется максимальное взаимодействие всех силовых структур, всех правоохранительных органов, прежде всего правоохранительных органов Крыма и Севастополя, в целях предупреждения и наказания террористов, в особенности украинских...»[ 130 - СМЗИН Крым, № 69, с. 1, арх. 317]. Эти слова показывают, что Генпрокуратура Украины учитывала фактор не только украинского (прежде всего, правительства Авакова), но и международного терроризма, что уже не раз вызывало недоумение в печати. Петька Аксёнов, по слухам, инициировал демонстрацию в честь Дня Рожденного в Пушкино (он, похоже, помнил молодость и стеснялся своего белого билета), которая была крайне успешна, что, однако, не помешало ему вскоре после этого пойти на работу в местную «Нэзалэжную Газэту». Впрочем, Аксёнова оправдал, несмотря на отсутствие адвоката, начальник линейного отдела милиции; поступок Аксёнова был уже чем-то из ряда вон выходящим, потому что Аксёнов был, если разобраться, полным отморозком. Но Петька , похоже, эту мысль не понял, о чём свидетельствует несколько его стихотворений, напечатанных в донецкой газете «Песняры», — они почему-то считают Аксёнова «русским аферистом» и «разоблачителем советской мафии». В ответ «Песняры» подняли целую кампанию, обвинив «Аксёнова» в националистическом и шовинистическом нигилизме. За это, между прочим, Аксёнову дали две очных ставки с начальником милицейского отделения, уволенным за связь с гражданами Шевченко. Начальник отделения признался, что лично прочёл все пять глав Аксёнова, после чего долго смеялся. Петька тоже не сдержался — с большим достоинством он ответил, что всякое высказывание о том, что в Советском Союзе он побывал, называется клеветой на отечество, где на его Родине люди поют песни о большом брате и товарищ Сталин не спит ночами, потому что «в мире нет более миролюбивой страны».
Chieftain

Бендера видел Бендера в Бендерах

Я был так поражён, что невольно проткнул руку, желая убедиться, действительно ли сам он стоит здесь. Он стоял рядом со мной, а затем немного повернулся и я увидел лежащую на полу тетрадь с надписью «слово» на обложке. Страницы, в которые она была исписана, были смыты водой, и когда я протянул к ней руку, мне показалось, что я поймал пустоту. Я оглянулся вокруг и увидел на берегу ручья несколько досок, до половины засыпанных песком, и понял, что написал это слово на земле несколько часов назад, когда мы с Анной обсуждали какие-то теории о сущности мира. Именно о существовании этих досок говорил мне Нидзедоно, когда мы бродили вокруг развалин здания. Мы посмотрели друг на друга. Василий Иванович усмехнулся. Но мой второй знакомый, одетый в бесформенную хламиду с капюшоном, вдруг захохотал. Он смеялся всё сильнее и сильнее, а затем упал на песок и поднял руки вверх. Вырывавшийся из его горла смех напоминал рев вышедшей из берегов реки. Он никак не мог остановиться. Потом он перестал смеяться, но с его губ продолжали срываться непонятные слова.

Цыган ставил на себя, вот почему он никогда не называл меня по имени и не рассказывал о себе. Я достал из рюкзака блокнот и стал записывать мысли о том, что произошло со мной. Я, Петька Исаев, тоже ставил на себя, потому что у меня была надежда на то, что Анна встанет на моё место. Но я ошибся. Я думал, что угадал загадку, а ответ не был настолько простым, чтобы его смогла решить такая запутавшаяся душа, как Василий Иванович.

«С другой стороны», подумал я, «а что там сделал Нидзедоно? Как там всё было на самом деле? Ведь он играл не со мной. Он играл против якудз, и кто знает, какие декорации он выбрал бы, если бы моё положение было соответствующим? Вряд ли кто-нибудь всерьёз думает, что преступление - это обязательно что-то противозаконное, иначе он придумал бы какую-нибудь новую космологическую теорию. Но как бы там ни было, мир вокруг очень изменился, и это изменение пришло на смену прежнему. Вот только на что оно было похоже? Василий Иванович это точно знал. Все последние дни он ездил в Германию и писал «Деяния и мнения». А я, я просто следовал его указаниям, и эта работа была частью моего путешествия. Но оказалось, что это не моя поездка, а наоборот, я сам давно уже прошёл через какую-то чужую Германию, не зная и даже не догадываясь о бушующем в ней огне. Что же, получается, я вёл себя так глупо? Неужели мой ответ на загадку был совсем прост?»

Скрепосовинград, канун пятого ноября, здание Сбербанка, кассовый зал. Я ждал.

Петька редко назначал встречу в банковских помещениях, если вообще назначал. Но в этот раз он выбрал некое заведение на отшибе, ничем не примечательное заведение. Я даже не подозревал, что он посещал именно его. Но Петька позвонил мне на мобильный и сказал, что будет ждать на месте. Цыган загодя поставил машину неподалёку от банка и сказал, что сегодня всё должно быть по высшему разряду.
Chieftain

Рукопись, найденная Петькой в душе

[Кхенпо Картар Ринпоче — Комментарий на «Голую Дхарму» Кармы Чакме — Том 33. Сказка о потерянном ринге. Ява — М.: Прагматика, 2012. Выпуск 10. С. 29-38. Перевод с английского Р. Брегмана и М. Ваксмахера. (Изд. подготовил «Канон Бодхисаттвы Хуая») — Примеч. пер.]. Чрезвычайно многие вопросы религиозного характера были обсуждены в этой книге. В результате тот аспект буддийской практики, который мы рассматриваем, нельзя назвать чисто «тантрическим». Он развивается и меняется вместе с ходом истории буддизма. Поэтому подходы, выраженные в «Голой Дхарме», могут быть применены и в современной жизни. Чем может помочь «Голая Дхарма» современному человеку? Петька проникся интересом к этой книге, и мы решили включить фрагмент «Голой Дхармы» в часть текста, посвященного истории «Демократической Кувалды».

«...По нашему глубокому убеждению, современный человек не сможет обойтись без «Голой Дхармы», особенно в политической области. Только через положительную динамику можно изменить прошлое в лучшую сторону, и только через это можно рассчитывать на успех в настоящем. Чтобы понять, как работает «Голая Дхарма», необходимо выполнить три условия — во-первых, ее нужно выучить наизусть и повторять столько раз, сколько необходимо. Во-вторых, она должна стать ясной и понятной, и в-третьих, должен появиться духовный стимул для ее применения».

Петька оторопело уставился на преподавателя, которому оказалось достаточно перелистать несколько страниц, чтобы доходчиво объяснить правила, необходимые для реализации одного из принципов тибетской йоги. Василий Иванович посмотрел на часы, встал, оправил под жилеткой грудь и, чеканя слова, медленно сказал: «Вот это и называется вдохновением, Пётр. Всё остальное — тлен, суетный мираж и только одно это вечное состояние — «я есмь то», в котором происходят такие замечательные вещи». Петька опять оторопел, а Василий Иванович начал объяснять, зачем нужна практика. «Видишь ли, Петька, в чём штука. У вас, в России, идет постоянная война. Постоянная война, понимаешь? Со всех сторон — за ресурсы, за нефть, за рынки. А ваши разведчики — почти как мы с тобой — собирают секретные пакеты и, сами того не понимая, показывают миру, что происходит на самом деле. Вот в чем соль. Каждый ваш разведчик — как пара маленьких зеркал, которые отражают то, что происходит на самом деле. Если его командир додумается сказать своему разведчику, что тут, мол, работает очень хороший человек, у которого можно поучиться, а этот нехороший человек думает, что владеет тайной какой-то, то разведчик послушно перевернёт одно зеркало и покажет другому зеркалу, что происходит на самом деле. Ты, Петька, только представь: совсем недалеко от нас, в европейском городе, некий мужчина — единственный пока на весь мир настоящий атомный физик Пётр Капица — почему-то согласился дать такие цифры своим физикам. Можно сказать, прямо из этого самого окна! Неужели непонятно? Это всё объясняет. И почему в России всё время боятся, что у них что-то там произойдёт. Но, Петька, мы ж не телевизор и не радио слушаем! Неужели ты думаешь, что наши разведчики не догадаются — у нас же не дураки работают? Не-ет, дорогие мои, нас этим не проймёшь. Надо понимать, что секретные службы нужны нам не для того, чтобы с их помощью узнавать то, что другие хотят скрыть. Секретные службы нужны нам для того, чтобы принимать мудрые решения, не выходя из собственных рамок».

Скреполуговиново, канун зимы, 95-96 год. Следователь Пётр Евгеньевич Скреполугинов (Калуга, Юбилейный отдел), допрос свидетеля Ю. Чешина.

Петька сидел на стуле перед небольшим стеклянным столиком и, засунув руки глубоко в карманы, бросал на собеседника короткие взгляды исподлобья. Собеседником был нунций Фра Карло, который приехал на Русь на две недели для встречи с митрополитом Павлом (Рязань, Юбилейный отдел) и теперь в силу чрезвычайной срочности отъезда являлся руководителем следствия. Дон Карло успел стать для Скреполугинова почти что другом, и Петька без всякого стеснения делился с ним некоторыми своими личными тайнами. Оба они были не слишком-то довольны жизнью, хотя и по-разному.
Chieftain

Сонет, написанный Петькой в ванне

Как это еще объяснить, что все у меня в голове.
И не в одной, а сразу во всех, всех до единой.
Они манят и смыкаются — в одно и то же время.

Это похоже на аромат. У запаха цвет. Это другой способ.
Это облако ароматов, это благоухание красоты, это радость, это услада.
Это запах радости. Это мечта про чудо. Это восторг.
Это благоговение. Это обещание. Это свеча. Это любовь. Это солнце.

Это небо. Это радость. Это утренняя звезда. Это высота. Это дерево.
Это цветы. Это сад. Это туча. Это тучи. Это луна.
Это песня. Это тело. Это уши. Это голос. Это тишина.

Это сон. Это гроза. Это рёв. Это дорога. Это любовь. Это счастье.
Это луна. Это жизнь. Это ручей. Это пожар. Это гроза.
Это пот. Это грусть. Это тот, кто рвет корни.

Это это палач. Это колос. Это холод. Это конский топот.
Это ветер. Это дрожь. Это ягоды. Это Луна. Это ночь.
Это тень. Это духи. Это ум. Это свет. Это свет. Это душа.
Это все цвета. Это все идеи. Это все чувства. Это счастье.

Это открытие и опасность. Это радость. Это грусть. Это процесс. Это боль.
Это покой. Это красота. Это радость. Это вдохновение.
Это конский гром. Это выстрел. Это штык. Это счастье. Это свобода.
Это красота. Это любовь. Это тень. Это смерть. Это то, чего нет.

Это точка отсчета. Это смотрящий.