September 13th, 2021

Chieftain

В мире мудрых мыслей

Впрочем, мне хочется верить, что в этой главе Владимир Ильич допустил несколько ошибок.

В. И. Ленин. Сочинения, т. 18, стр. 215.

Ленин знал, где взять подобную цитату (с. 216), но не посчитал нужным уточнять автора. Впоследствии, в 1919 году, он, тогда еще молодой и горячий комиссар, написал известную статью «Социализм и религия» для анархистского журнала «Искра». В ней он дал подробный анализ всех противопоставлений государства и религии, которые можно найти в трудах Ленина. Вот этот анализ:

«Лучшие из государственных деятелей, увлеченные своим делом, когда приступает к нему, – пользуются научной методологией, исходят из принципов здравого смысла и из высокого чувства патриотизма. Даже величайшие безумцы в политике бывают иногда храбры до некоторой степени, сознают свои силы и не страшатся ответственности. За кощунство, грех, преступление, даже за глупость, вроде Петровской реформы, — казнить нельзя, за злодейство, за саботаж, за сатанизм — можно, и почти без колебаний. Беспечные, горячие политики, увлекаясь своей деятельностью, превышают себя. Но самый вредный и самый опасный род политических жуликов – это жулики, которые за недостаток ума и пронырства прикрываются гениальностью и которые, пользуясь недостатком знаний и прочного мировоззрения, обманывают легковерных и доверчивых людей, пользуясь при этом тем, что история злодейских поступков находится в полном противоречии с новейшими достижениями науки и техники и что образованные люди, имеющие возможность делать выводы из прошлых данных, не всегда имеют достаточно знаний, чтобы принять вчерашний день за сегодняшний. Такой жулик, выдавая себя за проницательного предугадывателя будущих событий и фактов, на деле является пройдохой, говоруном, клеветником, фантазером, шарлатаном и политическим обманщиком» (стр. 218–219).

От себя добавим, что недалеким и податливым на посулы людям, которые охотно дают себя обмануть подобным образом, вообще не следует говорить ничего о политике. И вы, Федор Михайлович, как всегда, правы. Не надо раскрывать политических тайн. К этому вынуждают те самые «теории», которым вы посвятили столько усилий и которые сейчас представляются такими далекими от реальной жизни. Не следует, в частности, говорить об агрессивных моделях развития, какой-то свободной от государства идеологии и массовых методах дискурсивной борьбы. Ведь мы живем в довольно враждебной среде, где каждый день убивают, взрывают, бомбят и калечат. Поэтому политические тонкости, о которых так любят говорить в последнее время политики, как раз и отнимают у людей время. С другой стороны, никакой действительно эффективной и хотя бы менее сложной политической теории вообще не существует — потому что любая теория не может быть последовательной, если она сводится к простым и понятным вещам. Поэтому задача политика — предлагать обществу как можно более простые и понятные модели функционирования существующего политического режима.

Это не пустые слова. Это на практике верно. Почему бы не предложить обществу простые и понятные модели функционирования отдельно взятого государства? Во-первых, за рубежом это означает, что государство уже не изолировано от общества, а, напротив, замкнуто в самом себе. Во-вторых, режим невозможно понять, не зная всех тонкостей экономической и социальной жизни в стране, в которую он входит, ибо если такой контроль недопустим (а он не может быть проведен), то о государстве невозможно и думать. В-третьих, рассматриваемое нами государство находится в сильной зависимости от экономических сил, которые могут нанести ему удар в любой момент.

Скрепотеринослав, утро кануна Каты Прежних Дней. Этот вопрос связан с тем, что политическое устройство и идеология Советского Союза весьма похожи на режимы некоторых восточных деспотий.

Петька был поражён таким заявлением. Выходит, фашистская идеология уже тогда была готова взять на вооружение европейскую политическую экономию? Но, сказал Петька, без европейского опыта нельзя строить опыт социалистический. И без анализа прошлых европейских революций обойтись нельзя, это тебе любой капиталист скажет. В этом-то вся и загвоздка.