March 24th, 2021

Chieftain

Продолжение Логико-скрепософского трактата

Существуют два базовых критерия, по которым я называю современную эпоху: темпоральность и экстериоризация. Т. е. это не перед нами настоящее, а, наоборот, то, каким мы стали. В этом, возможно, и заключается главная проблема нынешней эпохи. Сейчас мы видим несколько разных стандартов, с которыми существуют современные люди. Эти стандарты различаются по существу и по своему происхождению. Эти критерии можно объединить в следующие: 1) снижение темпоральности, перенос акцента с решения на результаты; 2) обесценивание слов как символов, снижение уровня образного восприятия, которого они требуют. Это, по существу, то же самое, что и скорость света, именно поэтому, на мой взгляд, и принято говорить о гонках со временем. Дело в том, что мы живем в культуре, которая не хочет развиваться, и мы пытаемся как-то ее изменить, и таким образом потерять время, свою молодость и т. д. А скорость света это есть состояние покоя, и именно поэтому мы к ней стремимся. Т. е. мы привязаны к этому состоянию, и если этого состояния нет, мы стремимся что-то другое создать. И эта определенная избыточность, когда мы хотим чего-то другого, в том числе и более быстрого, оказывается чрезвычайно пугающей и вызывает у нас все усиливающееся чувство тревоги. Поэтому на основе одного стандарта сегодня создается другой. И не в том смысле, что не устраивают новые, - просто появляется проблема быстрого продвижения, т. е. мы начинаем бояться скорости света. И чем больше мы усложняем свои формы, тем сильнее нас пугает сама скорость. И потом мы начинаем выдумывать модели, и каждый получает свой ответ. Но все равно никто не признается, что он чего-то боится. И тогда по существу возникает замкнутый круг, где мы можем двигаться только в одном направлении - мы можем только до предела наращивать скорость света и стремиться к тому, чтобы это наслаждение было все больше. Петька думает, что, когда возникает что-то новое, это имеет какой-то смысл, но он не знает, что это. Только в полной темноте и через сознание идиота ты можешь об этом узнать. То, что когда-то я разговаривал с Владимиром Петровичем о фашистах, или о репрессированных людях, или о генеральном конструкторе, сейчас совсем не важно. Если говорить о самом факте, то это такой механизм, который может помочь в решении любой проблемы. Но с этим надо родиться. Василий Иванович сильно ошибается, потому что говорит о необходимости жизни в движении. Разумеется, это необходимый, но далеко не главный фактор жизни. Потому что если мы станем в наше время сильно активизировать разум, мы придем к серьезному непониманию всего того, что когда-то интересовало Тимура Тимуровича. Например, я полагаю, что Мюсен не понял то, о чем говорил Вадим Шершеневич: «Живите так, словно ваша цель жить до ста двадцати пяти лет, а потом умереть». Такая цель в нашем мире невозможна. Василий Иванович считал, что наши души вполне способны прожить до ста двадцати пяти лет. Петька отлично знает, что если душа смертна, то она просто оживляется после смерти. Это же знал и Мюсен. Но ему совершенно непонятно, зачем все-таки жить. А для Василия Ивановича Мюсен просто не существовал. То, что Василий Иванович был умным человеком, доказывает тот факт, что он так и не нашел подходящего слова для описания жизненного принципа Мюсена. Такие слова, как совершенство, деловитость, старание и многие другие, показались ему страшными, если не сказать нелепыми. В отличие от Пьера, который пытался найти хоть одно магическое словосочетание, которое подходило бы к этим понятиям, Василий Иванович пытался найти к ним синонимы, но их не было.

Скреподар, март 1998 г. Однажды вечером Петька с Василием Ивановичем неожиданно для себя проговорили полночи.
Chieftain

Прохныч пророчествует про пропаданцев

«Западу» «нужен» этот «деятель» для дестабилизации обстановки в России, для «социальных» «потрясений», «забастовок» и «новых» «майданов». Надо заменить действующего премьера (то есть нового «Кургиняна») на кого-нибудь другого, желательно «чистенького». Потому что старый «Кургинян» на этот раз непременно угодит в мышеловку. И по той же причине нужна «репрессивная операция». То есть без «революционных» реформ, одним словом. Без всяких потрясений. Например, ликвидация их главного действующего представителя. После чего в стране наступит долгожданный расцвет, к которому так старательно стремится Запад. Для этого нужна «отмазка» с одного боку. Мол, надо просто перевести стрелки на некоего неугодного силовика. Для достоверности опять сделать «Кургиняна» нужным режиму лицом. Сделать его ответственным за проведение репрессивных мер. В завершение добиться доверия к себе со стороны обманутых граждан и загнать Россию в состояние полной неопределённости, спровоцированное «западниками» со своими происками и провокациями. Естественно, маскироваться и маскировать нужно так, чтобы его «казнокрады» со своей откровенной идиотической лёгкостью не заметили ничего вокруг. Ибо сейчас разоблачение — это «следствие», по которому идет следствие. А раз разоблачение, то и само следствие должно быть таким, чтобы и не подозревать даже, кто его ведёт. Впрочем, обыватель может быть и такой «тупой», что всё про этот процесс узна́ет. Но если даже кто и заметит, «интеллектуалов» у нас в стране и так хватает. Достаточно оказаться «обывателем». И делать вид, что «дела» твои круто пошли вверх. А когда «интеллектуалов» уберут, надо будет поднять всё на новую высоту. А это несложно сделать, если обеспечить «общепринятую идеологию». Надо создать несколько новых лозунгов. Надо ввести новые требования к исполнителю. Надо осовременить идеологию. И так далее.


Скрепославленковское-Подлуговиново, март 2006 г. Фото автора. Автор выражает глубокую признательность товарищу Фандеру за сотрудничество в части розыска мерзавцев, мошенников и прочих антигосударственных элементов. Что касается фотографий, полученных благодаря трудам Васильевой-Фандориной, сообщаю, что с целью их размножения и дальнейшего использования нами использована видеозапись её приватного фотопортрета с агитационным плакатом, напечатанным на лазерном принтере.
Chieftain

По поводу «закона больших чисел»

Возьмём три корня:

Mandarin, prefix 'female' as in 女(學)生 Nǚ (xué)shēng 'female student'
Hungarian, postfix 'female' as in tanárnő 'female teacher'
nai- Finnish, 'futuo' as in nainen 'female human'

как доказать, что первый корень никак не связан с двумя последующими, а два последних родственны?

(bonus track: naïf & née)