December 5th, 2020

Chieftain

Интерлюдия

Путин в ярости, а мы в шоке. У России два потрясения за последние двадцать лет. Первое: реформы. Второе: отсутствие общественного мнения. И я думаю, мы находимся сейчас как раз в том месте, где это различие приобретает особую остроту. Но у нас есть все шансы успешно пройти второе, повторяю, второе испытание. Вы понимаете, что при нынешней политической нестабильности выбирать трудно. Но если мы сумеем эффективно распорядиться этими самыми нестабильными моментами, когда возникает неопределенность, и обуздать вспыльчивость чувств, не станет ли это, по мнению оппозиции, настоящей победой? Не станет ли это именно тем периодом, о котором мечтают массы?

Хватит ли у нас достаточно прозорливости и мудрости, чтобы справиться с этим? Не изменится ли наша риторика и словари? У искусственного интеллекта нет совести, он неуязвим, и он может вести свой собственный диалог с людьми, говорить с ними на одном языке. Может ли он, скажем, просчитать стратегию предвыборной кампании Ельцина? Не мы — ему решать. Он должен понять, что для России лучше.

В сереющем пространстве, под меркнущим месяцем, на каменных берегах, где в наши дни не растут деревья, среди ледяного молчания немеркнущей веры — в эти часы решается, как дальше быть России. Только мы в состоянии оценить всю величину драмы. Будущее людей, да и России, зависит не от прихоти бестелесной машины, а от наших стараний.
Chieftain

Poimittua

Kaksi sukupolvea taaksepäin omakin sukuni on rajalta, sysirajalta. Nenäni koko ja muoto huomioiden on päivänselvää että minussa on venäläistä verta. Persouteni alkoholiinkin saattaa viitata itään.

Mitä sitten. Minulla menee aika hemmetin hyvin ja halveksun itänaapuria poislukien lukuisat tuntemani, koulutetut ja länsimieliset venäläiset. Hekin haluaisivat olla suomalaisia.

---

Olisi perin merkillistä mikäli likimain jokaisesta suvusta ei jossakin vaiheessa löytyisi ruotsalaisia tai venäläisiä henkilöitä.
Varmasti myös muiden maiden henkilöitä.
Pelkästään sodat ja maiden rajojen muuttumiset tekevät siitä todennäköisyyttä.
Mitä suvussa on tapahtunut ei ainakaan minua mitenkään hetkauta.
Yleensä kaikkeen on joku syy, sen selvittäminen on usein mahdoton selvittää.
Asioiden selvittäminen on vaikeaa kun jo aikoinaan sitä on väritetty, suuntaan tai toiseen.

---

Jos nyt joku on tullut Vologdasta, niin perimässä oli mukanaan paljon suomensukuisten geenejä. Venäläiset ovat sekakansaa ja jonka esi-isät ovat vaihtaneet kielensä suomensukuisista kielistä slaavilaiseksi.

Melkolailla samannäköisiä ovat venäläiset ja suomalaiset.

---

Mikä ongelma Suomessa on, että sukua on alunperin Venäjältä ja pahimmassa tapahtuksessa jollain on ollut venäläinen sukunimi? Niitähän on paljon.

Vain sillä on merkitystä, mitä ihminen on tällä hetkellä.

Jos oikein tulkitsee, että on vain rodun sekoittumista ja suomalaiset kun ovat niin "sisäsiittoisia" tarkoittaa se myös siihen liittyviä sairauksia.

---

Venäläisiä sukuja ei ole paljon. Johtuen siitä, että venäläiset ja suomalaiset ovat sotineet toisiaan vastaan satoja vuosia. Isoviha ja venäläisten "musta poltettu maa" taktiikka sai aikaan sen, että viha jatkuu yhä.

---
Chieftain

ETYMOLOGY OF BREXIT

B'RESHITH

Less positively, survey after survey has demonstrated that a Birmingham or Liverpool accent can make British people think the speaker is unintelligent.

Given that people the world over have such an entrenched instinct about connecting linguistic differences to social ones, there was really only one thing that could happen: the two sides of the deep political divide of Brexit have been assigned different pronunciations of the word. “Bregzit” is now associated with those who support leaving the European Union, with “Breksit” being the pronunciation for those who wanted to remain in the union. Some Remainers even use the spelling “Bregzit” as shorthand for “stupid, annoying, wrongheaded Brexit”. (Read past the tweets in Serbian and Albanian – in those languages, that’s just how Brexit is spelt.)

But, even if we can’t be categorical about “bregzit”, one thing is clear: people’s reaction to “bregzit” shows once again that it is irresistible for speakers to make social associations with linguistic differences. Almost any perceived difference could be assigned a social value. So be careful what you say. You never know who’s associating.
Chieftain

Интерлюдия

Ведь мы не просим богачей платить нам за общественные работы, мы просим, чтобы нам платили за их управленческие решения. У них свои проблемы, у нас свои. У нас общие цели. Давайте смотреть правде в глаза. Мы развиваемся. Но в то же время мы и остаемся Россией. Мы много раз пытались заставить западных инвесторов покупать наши самые лучшие товары, но там, как обычно, всё было продумано до мелочей. Наша продукция не предназначалась для торговли, и западным инвесторам в лучшем случае приходилось в буквальном смысле покупать её в кредит. Мы ведем, мягко говоря, непростой диалог, и у нас нет ни малейшего желания сдаться на милость противника. Дело не в том, что мы не любим деньги, — мы просто понимаем, что финансовая структура должна соответствовать рыночной экономической концепции. В последние несколько лет иностранные инвестиции в России растут, и они растут гораздо лучше, чем в любой другой стране. И здесь я хочу подчеркнуть, что это ещё далеко не предел. И ещё одно важное, фундаментальное замечание. Несмотря на наши проблемы с рыночной экономикой, наша культурная традиция, наша традиция ценностей не разрушилась. В чём наша великая культура? В том, чтобы вкладывать свои средства в производство лучших в мире трубопроводов. Наши магазины заполнены японскими автомобилями. Наши музеи переполнены произведениями искусства. У нас лучшие в мире университеты, которые могут соперничать с лучшими в мире исследовательскими институтами. В чём наша великая наука? В том, чтобы совершать открытия во всем мире. В чём наша великая промышленность? В том, чтобы изготавливать товары по самым лучшим технологиям и экспортировать их в самые экономически развитые страны мира. В чём наша великая армия? В том, чтобы побеждать врагов. И наконец, в чём наша великая мораль? В том, чтобы служить людям, которые становятся смыслом и сутью жизни.