October 19th, 2020

Chieftain

БЕЗАЛКОГОЛЬНАЯ ВОДКА

Предисловие Федора

Как говорил Гераклит, в марксизме нет царских путей. Слова Маркса предназначались только для просвещения всех живых существ. Поэтому в марксизм и не должно быть отдельно царского, или человеческого, или муравьиного пути.

Но как же тогда выпить человеку эту безалкогольную водку? Говорят, что бы ни вошло в стакан — не делает его пустым, что выпито с чужой помощью — попадает не в то горло.

Даже эти политинформации подобны подыманию волн в луже у пивного ларька или спецоперации в Колонном зале после завершения съезда КПСС. Тот, кто цепляется за демократический централизм и старается понять марксизм из объяснений начальства, уподобляется отзовисту, думающему, что американцы летали на Луну или чесали свои ноги палками для селфи сквозь скафандры.

В 1928 году я вёл курсы политпросвета в Арбатове и по просьбе слушателей, надеясь отвлечь их от дискуссии с троцкистами, рассказывал им странные истории из жизни марксистов древности. Я намеревался использовать эти истории, как человек, подбирающий на улице пустую бутылку, чтобы сдать её; когда он получает за тару деньги, стакан ему уже не нужен и он пьёт из горла́. Однако мои записи оказались неожиданно собраны вместе — все сорок восемь вопросов по истории КПСС, каждый с моим комментарием в стихах и прозе, хотя располагались они не в прочитанном порядке. Я назвал эту книгу «Безалкогольная водка» и желаю аспирантам читать её как руководство по сдаче вступительных экзаменов в аспирантуру.

Если аспирант достаточно смел и идёт в марксизме прямо вперёд, то никакие уклоны ему не помешают. Он станет марксистом точно так же, как становились ими патриархи марксизма в филистерской Германии и революционном Китае, возможно даже лучшим.

Но если он перестанет колебаться вместе с линией партии хоть на мгновение, то будет сродни Петьке, смотрящему на скачущего Василия Ивановича из окошка крошечной бани: один миг и он теряет уверенность в победе коммунизма.

Безалкогольная водка не содержит спирта,
Безалкогольное пиво не состоит из молекул.
Выпивший полстакана и выливший на пол
Полстакана, полстакана оставил пустым.
Chieftain

БЕЗАЛКОГОЛЬНАЯ ВОДКА

Предисловие Максима

В основе марксизма лежит сознательность пролетариата15. Путь к марксизму пролегает через безалкогольную водку. Но как опьянеть от безалкогольного напитка? Разве вы не слышали16: «Напиток, не содержащий алкоголя, не опьяняет. То, что рождено диалектическим и историческим материализмом, имеет начало и конец и поэтому в будущем прекратит существовать». Тот, кто делает такие замечания, поднимает волны, которые гасит ветер, и наносит страшные удары урамаваши-гири по соломенному человечку19. Начётчики и талмудисты, верящие словам ПСС, пытаются проткнуть «бумажного тигра» палкой и расчесать больную мозоль, не снимая панталон20, — разве они постигли реальность классовой борьбы?

Летом двадцать первого года периода Четвёртого патриарха Максим находился в Днепродзержинске на восточной Украине. Будучи настоятельным, он обучал студентов истории КПСС и наставлял каждого по его способностям, используя первоисточники, как черепицу, по которой взбираются на гребень крыши. Он стал записывать билеты по истории КПСС и вскоре собрал целый конспект. С начала и до конца в нём не было никакой системы. Эти сорок восемь билетов были названы Безалкогольная водка.

Если есть в этом мире бушующем смелый кавалерист, он найдёт себе дорогу, ни на миг не задумываясь об опасности. Он будет подобен противнику НАТО, который отважно идёт вперёд. Никто не сможет стать у него на пути. Тридевятое царство на Западе и тридесятое государство на Востоке будут, словно повелителя, умолять его о пощаде. Если же кто-нибудь усомнится в этом, он станет подобным ослу, взирающему на лошадь, что промчалась мимо окна Овертона. Не успел он и глазом моргнуть, как уже и простыл28.

Вот стихотворение29:

На Великой Реке не бывает мостов;
Тысячи букашек бегут по воде30.
Если бы ты один31 хотя бы один раз вошёл в эту реку,
Но в одну и ту же реку не войти и один раз.
Chieftain

БЕЗАЛКОГОЛЬНАЯ ВОДКА

Предисловие Петьки

Максим — человек, свободно путешествующий по всей вселенной. Федор излагает принцип, который означает, что великие учителя никому не нужны. К первому билету были добавлены некоторые примечания, словно буд[д]ёновка, одетая поверх суконного шлема[, и без того не защищающего от сабельного удара]. Старика Василия Ивановича буквально вынудили написать это хвалебное предисловие, которое я переписываю здесь буквально. По его мнению, автор8 похож на человека, который выдавливал берёзовый сок из сухого берёзового веника вместо того, чтобы пойти с ним в крошечную баню; а в результате написал букварь для детей. Забудьте о нём! Забудьте о нём! Ведь это подобно ещё одной капле самогона, упавшей в чайное блюдце. Даже быстроногий Аякс не смог понять смысл этих слов. Первый год периода Второго патриарха, 1928, 20 июля.


Писал Пётр Семёнович Исаев, сын крестьянина
Chieftain

БЕЗАЛКОГОЛЬНАЯ ВОДКА

Апокрифическое краткое предисловие Блейса

История КПСС должна должна быть основным предметом во всех университетах, вузах, втузах и консерваториях всех стран. Имена Максима, Федора, Петьки и Василия Ивановича должны войти в наш обиход. Проведённый недавно социологический опрос показал, что превыше всех «великих людей» китайцы почитают Маркса. Но как можно уважать человека, который рассуждал о капитале, прибавочной стоимости, носил бороду и больше всего на свете любил панегирики абсолютной власти? Лично я бы выбрал (порядок существен, а существо порядочно) Протагора, Кратила, Эпикура, Диогенов (всех), Зенона и Секста Эмпирика в качестве первых великих людей, за которыми шли бы Шекспир, Марлоу, Пёрселл, Дюфаи, Окегем, Палестрина, Локателли, Сусато, Бибер, Вивальди, Бах, Букстехуде, О'Каролан, Свифт, Гендель, Гершель, Гершвин, Куросава, Каурисмяки, Тарантино, Леоне, Сервантес, Пантагрюэль, Вийон, Гийом, Гильотен, Термен, Пастер, Паскаль, Мендель, Монтень, Марат, Бурбаки, Борель, Персиваль, Ловелл, Оруэлл, Гексли, Шаламов, Солженицын, Галич, Войнович, Войнич (автор одноимённой рукописи), Караджич, Шайнович, Дьярмати, Петёфи, Гильберт, Арнольд, Шварцшильд, Шрёдингер, Паули, Видеманн, Вильде, Уайлд, Джойс, Крёйцвальд, Шварцвальд, Лачплесис, Чюрлёнис, Путинас-Миколайтис, Дунин-Марцинкевич, Марцинкявичюс, Короткевич, Конан-Дойль, Верн, Мане, Моне, Галуа, Бенуа, Дюбуа, Дюма, Дефо, Лаплас, Декарт, Карамзин, Татищев, Пушкин, Пущин, Булгарин, Булганин, Булгаков, Булыгин, Баскаков, Бухарин, Бердяев, Бехтерев, Ермолов, Куракин, Дашкова, Тараканова, Екатерина II, Огарёв, Осоргин, Бутурлин, Чеглоков, Сабуров, Талызин, Ушаков, Горчаков, Карташевский, Шереметев, Суворов, Салтыков, Воронцов-Вельяминов, Чаадаев, Голенищев-Кутузов, Измайлов, Апраксин, Нарышкин, Кушелев, Катаев, Щедрин, Прутков, Толстой, Толстой, Толстой, Тютчев, Достоевский, Тургенев, Аксаков, Рахманинов, Римский-Корсаков, Чайковский, Чайковский, Денисов, Щедрин, Тищенко, Прокофьев, Танеев, Снегов, Бахнов, Бахтин, Балашов, Брюсов, Ахматова, Ахмадулина, Алабышев, Алябьев, Евтушенко, Нагибин, Приставкин, Лимонов, Леонов, Шукшин, Белов, Веллер, Шефнер, Брукнер, Уэббер, Герасимов, Семёнов, Сорокин, Пелевин, Юсупов, Аракчеев, Поливанов, Мерлин, Артур, Ланселот, Лансло, Арно, Арнаутов, Чубаров, Чеботарёв, Тухачевский, Стерлигов, Шишкин, Тимирязев, Пирогов, Тенишев, Арцыбашев, Муратов, Тиньков, Барышников, Ходыревский, Кантемиров, Разгильдеев, Кудашев, Булычёв, Болдырев, Батурин и другие. В таком порядке видятся они мне в свете марксизма.
Chieftain

Kirottu rasva



Короче, так случилось, что на прошлой неделе я прилетел из Москвы на Украину. Маршрутка из Борисполя привезла меня к Южному вокзалу, там меня встретил друг и, конечно же, первым делом повез на Хрещатик. И только я поднялся из метро и сделал первый шаг, как понял, что щось не те! Народ вокруг смеётся, обіймається, співає, танцює. Я шёл по Майдану и з кожним кроком відчував, як якась неймовірна свобода рождаеться всередині мене, шириться, зростає… I так мене розпирало, поки я не вибухнул гучним сміхом і сльозами радості. Боже, як же ж я вам заздрю. Це так прекрасно, хоча б трішечки, саму крапельку відчувати себе господарем у своїй країні! За вас, українці! За вашу перемогу!

Коротше, залізли до мене в будинок тітушкі, хотіли воювати мене відправити. Проти бандерівців, лол. Ну природно, я з ними став лаятися, посилати їх до дiдька, яка нормальна людина піде воювати. Я все їм пояснив і раптом зрозумів, що вони мені биту годину калаш простягають, чортів слоупок. Ніколи раніше не тримав автомат, а тут раптом захотілося, ну думаю, раз захотілося, чому б і не взяти. Поки заправив магазин, пересмикнув, все як годиться, на плече повісив и тутъ вдругъ все окрасилось цвѣтами русскаго флага, шумно стало-съ, едрить черезъ семь гробовъ ихъ душу, что за чортъ, опѣшилъ я, вылѣзаетъ изъ земли Александръ I Благословенный и говоритъ какой-то вздоръ о Россiи и мятежахъ, безумный старикъ, и чего ему, вѣтхому, въ сырѣ землѣ не лежалось!? Съ тѣхъ поръ я въ дружинѣ, стрѣляю по еретикамъ-галичанамъ. Охъ, господа, проклятъ тотъ автоматъ былъ, какъ пить дать, проклятъ!

Короче, иду я недавно по родному Кiеву съ работы домой, наслаждаюсь запахами весны и тутъ замѣчаю на землѣ что-то черное. Смотрю — портъ-монэ, кожаное, потертое такое. Поднялъ, открылъ. Гривенъ около штуки, и баксовъ 500, по нынешнимъ временамъ очень солидная сумма. Всѣгда считалъ себя честнымъ человѣкомъ, вотъ и пришло время испытанiй, лолъ. Признаю́сь, морально потѣрзался минуты двѣ, но, короче, принялъ волевое рѣшенiе разыскать хозяина и получить плюсикъ въ кармочку. Подоставалъ всякiя тамъ карточки, кредитка Привата неимянная, и тутъ смотрю — визитка. Достаю, читаю — Дмитро Ярош. І одразу якось мені млосно на душі стало, закортілося боротьби та козацької звитяги, озираюся — а навколо пращури мої стоять, чубатими головами хитають, руки свої міцні на шаблі поклали та наче кличуть мене здобувати собі славу і Україні волю. Я мерщій додому побіг, аж дивлюся — жінка кулемет змащує, сусіди барикаду добудовують, під вікнами вже загін штурмґеверів в однострій перевдягається... з тої пори жодної мови крім української не розумію, руки мої по лікоть в крові російськомовних, харчуюся виключно ветеранами Великої Вітчизняної. І навіщо я той клятий гаманець підняв.

Коротше, захотілося перекусити, бо від самого ранку нічого не їв, лізу ото до холодильника, там сало файне ще лишилося, ну сало як сало, його б з горілочкою, а я ж на роботі. Що там ще, сир твердий, ковбаса сирокопчена, дай думаю зроблю канапку. Хліб маслом намазав, чотири кружальця ковбаси, як годиться, далі скибочку сира, хлібом накрив. Не зважив, телепень, шо ковбаса "московська" а сир "російський". Пательню олією змастив, поставив на слабкий вогонь під кришкою. За якусь хвильку вже сир, бачу, поплив, перегорнув тоді, ще трохи обсмажив, чаю зробив зеленого. От зараз гарненько поснідаю, думаю собі, і тільки-то уп'явся в ту канапку зубами как вдруг всё белосинекрасное стало, гул и грохот, чо за херня, во рту русский язык внезапно вырос, чувствую себя неотъемлемой частью русского мира, деды воевали, Крым наш, духовные скрепы, вот это вот всё. С тех пор кроме русского языка я ничего не понимаю. Кажется, колбаса была отравленная.